Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / №2 2011

Цветлюк Л. С. Молодежь и юношеские организации в политической системе советского общества. 20–30-е годы ХХ столетия

Статья зарегистрирована ФГУП НТЦ «Информрегистр»: № 0421100131\0015.


УДК 329.8

Tsvetlyuk L. S. Youth and Juvenile Organizations in the Political System of the Soviet Society. The 20–30s of the 20th Century

Аннотация ◊ Рассматривается комплексная проблема «Молодёжь. Комсомол. Общество» в Советском Союзе 20–30-х годов ХХ столетия. Выявляются положительные стороны существовавшего в СССР молодёжного движения, активизации участия молодёжи в социалистическом строительстве и воспитании молодого поколения, а также предлагаются негативные стороны молодёжной политики компартии и Советского государства.

Ключевые слова: советское общество, коммунистическая партия, комсомол, Советское государство, строительство социализма, труд, воспитание, образование.

Abstract ◊ The article reviews the complex problem “Youth. Komsomol. Society” in the Soviet Union in the 1920–30s. The author reveals the virtues of the youth movement that existed in the USSR, the activization of youth participation in the socialist construction and upbringing of young generation. The negative sides of the youth policy of the Communist Party and the Soviet state are also shown.

Keywords: Soviet society, communist party, Komsomol, the Soviet state, building of socialism, labour, upbringing, education.


Из отечественной истории 20–30-х годов ХХ столетия правомерен вывод о том, что молодое поколение советского народа играло важную роль в развитии общества и государства, в общественно-политической системе.

Конечно, положение молодежи и её организаций в обществе не происходит само собой, какие-то политические силы должны быть заинтересованы в расширении их роли во всех сферах жизни общества. Такими силами в России в этот период являлись Коммунистическая партия, самопровозгласившая себя правящей, и Советское государство. Иных политических сил в стране просто не было. Отсюда они — партия и государство — могли или затормозить, преуменьшить роль молодого поколения, или, наоборот, расширить эту роль, в определённой степени превысить логически оправданное положение молодежи и юношеских организаций.

Для Советского государства и для правящей компартии выгодно было приподнять роль молодого поколения, дать ему возможность хотя бы номинально приблизиться к стоявшим «у руля» партии и государству и за это «благодарить» преданностью их делу и политике.

Предлагаемый вывод можно подтвердить такими положениями.

Во-первых, советская молодежь составляла значительную часть населения в целом и особенно его трудоспособной части. Следовательно, от её трудовой и политической активности, от её лояльности к политическому режиму, политике правящей партии и государства во многом засело общественное развитие страны в целом.

Во-вторых, молодое поколение не только настоящее, но и будущее, причем не только российского, а любого общества, народа, нации — это общесоциологический феномен, а поэтому от формирования, социализации молодёжи зависит, по какому пути общественного прогресса будет идти их развитие, насколько рационально будут использованы потенциальные возможности общества.

В-третьих, молодежь в силу объективного закона наследования сделанного предшествующими поколениями имеет возможность аккумулировать и перерабатывать сложившийся опыт, овладевать обогащенными цивилизацией знаниями и, следовательно, выступать двигателями поступательного развития общества.

В-четвертых, в силу объективного предназначения быть источником и двигателем общественного развития молодёжь может вести общество как к прогрессу, так и регрессу. Мировой опыт содержит примеры и сознательного, последовательного развития молодёжью сделанного предшествующими поколениями, человечеством в целом, и разрушительного воздействия, отвержения достигнутого в прошлом без достаточных на то оснований.

В-пятых, молодым присуще стремление к творчеству, новаторству мысли и действий; следовательно, они являются носителями интеллектуального потенциала народа, что, в свою очередь, оказывает влияние на развитие всего общества, в чем опять же были заинтересованы правящая партия и государство.

В-шестых, молодое поколение воспринимало развитие страны по социалистическому пути как единственный путь прогресса и строительства самого передового общества в мире, что выводилось из государственной теории и методологии, из целей компартии и советского государства.

Таким образом, социологический закон определяет весомое положение молодёжи в преобразовании общества и страны в целом, выводит её в число двигателей общественного прогресса.

В Советском Союзе правящая компартия и Советское государство были заинтересованы не только в максимальной реализации этого социологического закона, но и во всяческом использовании сил, знаний, энтузиазма молодого поколения в интересах страны, общества, самой партии.

Молодежные объединения в России возникали стихийно, на основе самоорганизации. Вместе в российской истории отвергались исторические факты стихийного возникновения молодежного движения. Его историю конструировали (в полном смысле слова) таким образом, что всем процессом его зарождения и организации руководила РСДРП (б), а затем РКП (б). Из истории многих стран можно сделать вывод о правомерности и логичности элемента стихийности молодежного движения в свободном, демократическом, не тоталитарном обществе. После Февральской революции и после Октябрьской революции молодежь самоорганизовывалась, стремилась к созданию самостоятельных организаций. В то же время политические партии (практически все существовавшие на тот период в России), в том числе большевики, стремились влиять на образование юношеских союзов, на объединение молодежи под своим политическим знаменем. Обратим внимание, что в октябре 1918 г. проводился съезд союзов рабочей и крестьянской молодёжи и только после образования ими Коммунистического союза съезд стали именовать съездом РКСМ.

Отметим также, что союзы пролетарской и крестьянской молодёжи ставили своей целью защиту трудовых, общегражданских прав молодого человека, борьбу за выход из тяжелейшего экономического положения, в котором находилась страна — именно на этой основе и создали они новую организацию — комсомол, их члены на добровольной основе вступали в комсомол.

Но в этот период действовали и другие молодёжные организации: самостоятельные, самоорганизующиеся, различные по характеру — политические, националистические, религиозные, патриотические, образовательные, культурно-просветительные, спортивные и иные. Молодёжные организации создавались в городах, рабочих поселках, сельской местности, в масштабе России и отдельных регионов, в национальных образованиях.

Следует обратить внимание на то, что первый съезд РКСМ не только провозгласил коммунистическую платформу комсомола, но и заявил, что «вне коммунизма нет рабочего движения, все остальные течения в рабочем классе выброшены революцией за борт». Отсюда логика вела к тому, что рабочая молодежь может объединяться только в коммунистическом союзе. Эта линия привела к тому, что комсомол стал единственной организацией всей советской молодежи и так существовал до середины второй половины 1980-х годов.

Комсомол боролся с некоммунистическими юношескими организациями, которые в свою очередь стремились развалить комсомол изнутри.

Проявить потенциальные возможности молодежь может как индивидуально, так и объединившись в свои коллективы. Эти два потока действуют параллельно, в той или иной мере соприкасаясь, объединяясь. Естественно, это понимали партия и государство, и поэтому в стремлении использовать силы, способности, энергию молодёжи они опирались как на молодых людей, так и на юношеские объединения, и поэтому были заинтересованы в существовании молодежных организаций, но только тех, которые стояли на их позициях.

В политической системе, тем более при наличии правительственной партии, логично должны быть оппозиционные партии и общественные движения. Но в Советском Союзе оппозиция не допускалась, официально громилась, фактически она представлялась враждебной для страны и народа.

Отсюда надо было увести молодёжь от какого бы ни было влияния любой (истинной или вымышленной) оппозиции, всю её взять под свои «крылышки» и диктовать ей (если использовано слово «крылышки») свою волю как птица держит при себе детёнышей.

Особенность политики компартии и государства была в том, что они ставили своей целью овладеть всей массой молодёжи и всю её заключить в организационные рамки в подсобных им организациях (комсомоле и пионерии) и как бы вторично оказывать на нее своё политическое и организационное влияние через руководство юношеским и детским движением.

Нарушение естественного процесса образования этих организаций негативно сказывалось на самой молодёжи. В этих «формальных» (то есть официально созданных волею партии и государства в отличие от неформальных) организациях создавались условия для проявления инициативности молодёжи, участия во всех сферах жизни общества, но в определённых рамках и сформулированных, определённых партией и государством направления проявления этой инициативности, а это ограничивало свободу волеизъявления и самовыражения молодыми людьми.

Логика, как и весь исторический опыт, свидетельствуют о противоестественности включения всей молодежи в организованные объединения, тем более в одну организацию, при этом с элементами насилия, как было в российском обществе советского периода.

Так же противоестественно ограничивать общечеловеческие стандарты права молодёжи объединяться в свои организации. Приоритет за действиями самой молодёжи, реализацией ею своих интересов и потребностей. Всё это попиралось правящей партией и Советским государством, молодые люди были лишены возможности создавать свои организации и даже выбора объединения, так как легально могла существовать только одна организация — комсомол, а младшая часть подрастающего поколения — во всесоюзную пионерскую дружину.

Особенность политики правящей партии и государства в данном вопросе была и в том, что, пользуясь своим положением, они «подкармливали» подручные молодёжные организации, предоставляя объединенной в них молодёжи определенные «подачки». Молодые люди, состоявшие в комсомоле и компартии, имели негласный мандат на всякие исключения и привилегии, на приоритетность при решении каких-то жизненных вопросов.

Конечно, в этом можно было найти какую-то логику, оправдание. Скажем, молодой коммунист, естественно, мог иметь лучшие по сравнению с комсомольцами, а тем более несоюзным молодым человеком, политические знания, жизненный опыт, более серьёзные и осознанные установки на приобретение профессии. Но при этом они должны быть равными, скажем, при прохождении в учебные заведения по полученным экзаменационным баллам. И опять же при выставлении вступительной оценки преподаватель должен был (как бы по своей инициативе) «подтягивать» оценку коммунисту, в противном случае его могли обвинить чуть ли не в преднамеренном занижении оценки знаний члена компартии.

Так выстраивалась «цепочка» ограничений, к которой приучали и, в конечном случае, привыкали (в указанном примере вступительных экзаменов в институт и преподаватели, и поступающие в вуз молодые люди, становилось как бы само собой разумеющимся).

Логика демократического сообщества говорит о том, что на государственном уровне должно обеспечиваться и гарантироваться добровольное право молодого, также как и любого другого человека, на объединение в организации. В этом отношении существовавшая в Советском Союзе и ряде стран, именовавшихся «социалистическими», практика, когда членство в союзе молодежи оказывало определённое влияние на общественное положение молодого человека и даже пользование общественными социальными благами, противоречила нормам правового государства и гражданского общества.

В советской системе как бы объективно рождалась взаимозаинтересованность, с одной стороны, государства в молодежи, с другой — молодежи в государстве и в партии. Аналогично и заинтересованность партии в комсомоле, а комсомола — в партии.

Логика была такой. Государство заинтересовано в том, чтобы активность молодёжи была направлена на благо общества, созидание новой жизни, чтобы уменьшить возможность перерастания негативных моментов, присущих на данном этапе только молодёжи, в проблемы всех граждан. Государство было заинтересовано, чтобы вся молодежь училась, приобретала образование и квалификацию, имела хорошее здоровье, занималась спортом, имела высокую культуру.

Молодежь в свою очередь также заинтересована в государстве, в том, чтобы оно создавало условия молодым людям приобретать образование и квалификацию, иметь хорошее здоровье, заниматься спортом, быть высокую культурными.

Деятельность государства охватывает все стороны жизни и деятельности молодежи, и только оно со своими политическими, финансовыми, организационными возможностями может помочь молодёжи в скорейшей и безболезненной интеграции в общественные отношения, создать необходимые условия для развития потенциала молодых людей, а также согласовать специфические интересы молодежи с интересами других социальных групп и добиться их оптимальной реализации.

Молодые люди были широко представлены в выборных органах общественных организаций — от профессиональных до творческих союзов, включая партийные, комсомольские организации. Здесь так же, как и в случае с государством, была взаимная заинтересованность этих организаций и молодёжи. Общественные организации через представителей молодёжи проводили свои цели в среде молодого поколения, опирались на молодёжь, привлекали её к участию в решении задач, которыми занимались эти организации.

В принятом в 1920 г. III съездом РКСМ Уставе комсомола указывалось, что для связи и установления контакта и участия в работе Союз посылает своих представителей в комитеты труда, народного образования и другие государственные органы. В докладе О. Рывкина на съезде отмечалось, что «комсомол установил повсеместное представительство в отделах охраны труда, в рабоче-крестьянской инспекции, Наркомземе (Народном комиссариате земледелия — авт.) и его местных органах»[1].

Более того, Устав регламентировал и такую норму — «представители Союза в партии и советских учреждениях постоянно отчитываются перед пославшими их организациями»[2]. Следовательно, и государственные органы и комсомол были заинтересованы в активном проявлении молодых людей на государственном уровне.

Молодёжь посредством своих представителей в этих организациях использовала их возможности для решения своих проблем в различных сферах жизни и деятельности. Особое значение здесь имели общественные организации, которые действовали в сфере образования, культуры, физкультуры, трудовой деятельности граждан.

Одновременно в расширении участия молодёжи в общественных организациях были заинтересованы правящая партия и государство, так как это в целом «работало» на повышение, активизацию участия молодёжи в переустройстве страны.

Большое значение имело представительство молодежи в органах коммунистической партии — от первичных организаций до центрального комитета. Правящее положение партии проявлялось на всей цепочке, во всей структуре компартии, а, следовательно, и участие молодёжи во всех выборных органах партии было выгодно молодежи, так как она через своих представителей могла в какой-то мере использовать преимущества правящей партии в прямых интересах молодежи.

Особый вопрос в свете рассматриваемой проблемы — отношение Коммунистической партии и Советского государства к молодежи как опоре политического режима и проводника её идеологии.

Здесь мы усматриваем два вопроса.

Во-первых, молодежь вступала в жизнь при новой власти и руководящей роли в обществе Коммунистической партии, в новой социальной системе, именуемой социализмом. Всё это было молодёжи как бы «своим», «нашинским», «родным», а, следовательно, она отстаивала, защищала строй, систему и через них саму себя.

Во-вторых, часть старшего поколения на основе жизненного опыта была недовольна существовавшими в стране экономической и политической системами, благосклонно относясь к социализму больше как «светлому будущему», она «нутром» чувствовала, что сталинский курс вёл страну «не тем путем».

В. И. Ленин обращал внимание на то, что молодежь вынуждена приближаться к социализму не тем путем, не в той форме, как взрослые социалисты. В данном случае ему виделась перспектива строительства нового общества, широкая опора на технический прогресс, культурную революцию. Сталин, наоборот, отходил от истинного социализма, извращенно представлял его основы, вёл страну «тупиковым путём». В этой связи истинные марксисты, как и квалифицированные пролетарии, были опасны для руководящей элиты. Первых «отстреливали» как теоретически опасный элемент, вторых запугивали первыми и делали ответственными за просчёты социалистического строительства.

Высококвалифицированные рабочие старшего поколения чаще других слоёв граждан находились в оппозиции режиму, устраивали забастовки, выражая недовольство жизненным уровнем. Трудовое крестьянство вдоволь натерпелось от чрезвычаек, откровенно выражало недовольство коллективизацией. Интеллигенция проявляла недовольство ограничительными мерами в духовной сфере. Далеко не поддержкой народом власти и режима вызывался партийно-государственный террор против собственного народа.

В этой связи наиболее надёжной опорой режима вполне логично могла быть молодежь. Отсюда необходимость её марксистко-ленинской, революционной закалки, политического контроля в юношеской среде, поголовного «прогона» через единственную и полностью подконтрольную (подсобную по признанию ЦК РКП (б)) партии организацию — комсомол.

Обратим внимание на один примечательный факт — во всём мире в молодёжных организациях были молодые люди до 23 лет, такой возрастной предел был установлен и в РКСМ в первые годы существования, а в середине 30-х годов возрастная планка была повышена до 28 лет с возможностью сохранения комсомольского членства до 30 лет. Следовательно, компартия была заинтересована в расширении влияния комсомола на молодое поколение, а, следовательно, своего безоговорочного на него влияния.

В годы гражданской войны опорой режима был милитаризированный молодой гражданин, «революцией мобилизованный и призванный». В годы индустриализации, коллективизации, культурной революции опорой режима была практически вся молодежь, верующая в возможности построения справедливого, демократического общества.

Тысячи молодых людей добровольно–мобилизационно перебрасывались с одного фронта — военного, на другой — трудовой, направлялись на строительство новых заводов и фабрик, железных и шоссейных дорог. Именно молодёжь участвовала в сплошной коллективизации, в борьбе с кулачеством как классом, пополняла ряды органов ВЧК, ОГПУ, НКВД, КГБ, с энтузиазмом шла в Красную Армию, формировала ряды новой советской интеллигенции, активно боролась с общей и политической неграмотностью.

То есть всюду, во всех областях жизни молодежь должна была быть опорой политического коммунистического режима. И партия, государство всё делали для того, что бы так и было в жизни, на практике, подталкивали естественный процесс «вживания» молодежи в коммунистический режим.

Но опять же от всего этого получала выгоду и сама молодежь, используя то, что нёс с собой политический режим, государственный строй, советская политическая и экономическая система.

Из молодых рождались знаменитые, прославленные в труде люди первых пятилеток, которые становились символами эпохи и одновременно основой для мифотворчества. Из наиболее послушных молодых людей, умеющих выполнять директивы партии и государства, жить по правилу «партия сказала “надо” — комсомол ответил “есть”» формировалось руководящее звено, бюрократический слой советской системы, «проверенная» молодежь пополняла партийную и государственную элиту. А не послушных за любое нарушение или даже попытку нарушить сталинскую монополию на политическую, экономическую, идеологическую истину отправляли «вместе со старшими» в ГУЛАГ. Опираясь на молодежь, партия и власть умело эксплуатировали её политическую инфантильность, романтизм, доверчивость. В комсомоле, признанным партией «школой коммунизма для молодежи» и являвшемся значимым элементом политического режима, формировалась личность «нового типа».

Компартия и советское государство, политический режим делали ставку на молодое поколение в переустройстве страны, а отсюда в реализации сталинской концепции построения социализма важную роль играли молодежь и ее организованный отряд — коммунистический союз.

Молодежь, комсомол были опорой режима и в том плане, что они нередко бросались на «залатывание дыр» в хозяйственном строительстве, их рассматривали как основной социальный материал, при помощи которого можно «залатать все общественные пустоты», а, следовательно, они могли действовать в рамках политики партии, под её контролем.

Л. Д. Троцкий в докладе «Комсомол на фронте хозяйственной и культурной смычки» на Московской уездной конференции РКСМ в апреле 1928 г. говорил: «Прорех, дыр и трещин у нас сколько угодно. У комсомола позвоночник гибкий, мышцы подвижные, он все прорехи и щёли заполняет собой. Прорех у нас больше, чем стойко завоеванных мест. Кому же заполнять эти прорехи, как не нашей рабоче-крестьянской молодежи»[3].

Как видим, один из организаторов социалистической революции и руководителей Советского государства Троцкий рассуждал следующим образом — у комсомола гибкий позвоночник, подвижные мышцы в силу молодости объединяемых им людей, а, следовательно, он должен заполнить все прорехи, дыры, нехватки, трещины в социалистическом строительстве. Эта характеристика, пожалуй, отражала взгляд партии на комсомол как на своеобразную «штрафную команду» для залатывания дыр в хозяйственном строительстве, инструмент, орудие партии для влияния на молодое поколение.

Но эти формулировки следует оценивать и с учетом того, что кто-то же должен «залатывать» эти дыры, без этого не может быть движения, и молодёжь призвана была не просто участвовать в этом, но и проявлять инициативу. Опять же это было в интересах её настоящего и будущего.

В принципе в этом было отношение правящей компартии и Советского государства к молодому поколению и его организованному отряду. Так думали и действовали многие, если не сказать — все партийные и государственные функционеры, стремясь использовать молодёжь и комсомол для латания «общественных дыр», нарушая уставные нормы взаимоотношения партии и Союза молодежи. Это становилось как бы само собой разумеющимся, чуть ли не закономерностью. В немалой степени всё зависело от понимания (в скобках скажем — выгодного представления) партийными руководителями места комсомола в системе государства и общества, его роли в переустройстве страны на коммунистических началах, в том виде как их понимали партия и государство.

Руководители партии и государства подчеркивали необходимость смелее возлагать на молодёжь растущие задачи по преобразованию страны. Здесь не усматривалось какое бы то ни было ущемление молодежи, наоборот виделось возвеличивание её роли. Более того, и сама молодежь также воспринимала подобные поручения. 16 сентября 1919 г. председатель Петроградского Совета Г. Е. Зиновьев на съезде Петроградской организации РКСМ говорил: «Нелегко думать, что только пожилые — настоящие социалисты, а юношество — это, дескать, зелено, молодо, этого нельзя брать всерьёз. Напротив, движение молодежи — это дело очень серьезное. Мы всегда знали, что рабочая молодежь — это “великая держава”, многое зависит от её симпатий и антипатий. Кому сочувствует молодёжь, у того всё будущее»[4].

«Кому сочувствует молодёжь, у того всё будущее» — вот, собственно, отправной фактор, который и инициировал ставку компартии и Советского государства на молодое поколение в переустройстве страны. Собственно через такое понимание компартия и её руководители смотрели на молодёжь, всячески стремясь сделать её послушной режиму.

Из всеобщей истории известно, что политические силы вели борьбу за молодёжь в определяемых ими политических целях. Так было и в России советского этапа истории. Н. И. Бухарин отмечал, что в условиях становления социализма шла активная борьба за влияние на молодёжь, прежде всего, за новое поколение рабочего класса и крестьянства. Он подчеркивал, что «завоевание большинства в рабочем классе» в интересах коммунизма невозможно без завоевания рабочей молодежи, и поэтому долг партии вести борьбу за молодежь со всей страстностью, энергией, настойчивостью. Он даже говорил, что борьба за влияние в рабочем классе в значительной мере сводится к борьбе за молодежь.

Нельзя отказать в логике идеолога компартии. Из сказанного им нельзя не видеть, что, делая ставку компартии и Советского государства на молодое поколение в переустройстве страны, партия рассчитывала и на то, что молодёжь станет проводником её политики даже в самом передовом (как считалось) рабочем классе, политической организацией которого являлась (опять же, как считалось) компартия. Внешне всё это выглядело сверх величаво, но внутренне проявлялось целеустремленное использование молодёжи в интересах партии и государства.

Из сказанного можно, наверное, говорить о том, что партия и государство стремились взять от молодежи максимум возможного, но совсем не обоснованно при этом говорить, что они дали молодёжи минимум необходимого.

Исследователь В. И. Мироненко (примечательно, что это первый секретарь ЦК ВЛКСМ 80-х годов, то есть отстоявшего на полвека от исследуемого нами периода) на основе своего научного исследования и «ретроспективного взгляда на историю» приходит к выводу: «Характер отношений в системе молодежь–государство соответствовал мобилизационной модели развития — взять от молодежи максимум возможного, отдать минимум необходимого»[5]. С этим нельзя согласиться, эта формула не требует доказательств её предвзятости, ложности, не историчности, заметим лишь то, что не только советские люди, но и всемирно устоявшееся мнение говорили о том, что в СССР была наилучшая система образования, здравоохранения, спорта и физкультуры, отдыха. Только в системе комсомола ежегодно отдыхали и поправляли здоровье десятки миллионов молодых людей. Забота о молодежи не на словах, а в действительности носила всенародный, всегосударственный характер. Но это не исключало того, что партийно-государственное руководство стремилось взять от молодёжи как можно больше, в том числе (и это надо особенно иметь в виду) и в интересах самой молодежи.

Ставка компартии и Советского государства на молодое поколение в коммунистическом переустройстве страны порой приводила к вмешательству государства в деятельность молодежных организаций.

В этом отношении показательно высказывание кандидата социологических наук В. И. Деникина, что «общество и государство должны поддерживать разнообразие общественных объединений, реализующих различные социальные интересы молодежи, и обеспечивать близость их работы к конкретным нуждам и запросам молодежи»[6]. Если по отношению к обществу данное положение может иметь место, то по отношению к государству оно не приемлемо. Обращает на себя внимание то, что это он писал, когда он был председателем Государственного комитета РФ по делам молодежи, а, следовательно, от имени государства должен был обеспечивать правильные отношения государства с молодежными организациями. Суть демократии и гражданского общества как раз в том и состоят, что государство не вправе вмешиваться в деятельность молодежных организаций, диктовать им свою волю. Это возможно лишь в том случае, если эта деятельность приобретает антисоциальный характер, выходит за рамки законодательства. Молодёжные организации демократического гражданского общества имеют своей целью не только «обеспечивать близость их работы к конкретным нуждам и запросам молодежи», но и участвовать во всей жизни общества, проявлять себя в политике, экономике, гражданственности.

Сложившиеся в мировом сообществе отношения свидетельствуют, что не должно быть вмешательства органов государственной власти и их должностных лиц в деятельность общественных объединений, равно как и вмешательство общественных объединений в деятельность органов государственной власти и их должностных лиц. В то же время именно государство призвано обеспечить соблюдение прав и законных интересов общественных объединений.

Формально со стороны Советского государства не было руководства молодежными организациями, но на деле оно проявлялось через формулу поддержки инициативы молодежных организаций. В 30-х годах сложилась практика объявления важнейших строек страны ударными комсомольскими. Инициаторами такого шефства выступали комсомольские организации, а государство одобряло эти инициативы, фактическим ставило перед комсомольскими шефами определенные задачи, определяло перечень объектов для комсомольского шефства, обязывало государственные органы оказывать шефам конкретную помощь, обеспечивать стройки необходимыми строительными материалами, механизмами и т. д.

Ставка компартии и Советского государства на молодое поколение в переустройстве страны и обеспечение повышения роли молодежи и комсомола в обществе реализовывались посредством координацию деятельности всех частей политической системы в сфере реализации молодежной политики. Правящая компартия своими решениями устанавливала, что государственные и общественные организации должны решать вопросы молодёжи с участием комсомола[7]. По сути это расширяло его возможности и поднимало роль в коммунистическом строительстве, которое являлось основой деятельности всех частей политической системы. На практике это приводило к тому, что государственные, профсоюзные и иные общественные организации должны согласовывать свои действия с комсомолом, выслушивать и учитывать его пожелания. Конечно, это не сопоставимо с «указаниями партии», но в какой-то мере положение комсомола так и воспринималось, с ним считались на всех уровнях власти и общества.

Эти статусные отношения государственных органов и комсомола были вновь закреплены в постановлении ЦК КПСС «О 50-летии ВЛКСМ и задачах коммунистического воспитания молодежи» в 1968 г. В постановлении говорилось: «ЦК КПСС считает необходимым, чтобы Советы депутатов трудящихся, министерства и ведомства, профсоюзные и другие общественные организации решали вопросы воспитания, образования, профессиональной подготовки, труда, быта и отдыха молодежи с участием комитетов ВЛКСМ, внимательно относились к предложениям комсомольских организаций, оказывали им повседневную практическую помощь»[8]. Это установка высшего органа правящей партии, своего рода директива, которую надо выполнять.

Ясность в данном вопросе появилась уже в 80-х годах, когда Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев формулировал предложения по принятию закона СССР о молодежи. По его мнению, закон «позволит конкретизировать взаимодействие комсомола с государственными органами, профсоюзами и другими организациями в вопросах учебы, труда, быта, отдыха молодых людей». Но о повышении роли комсомола, тем более придании ему государственных функций речь не шла, сам же закон, по мысли Горбачева, «поднимет ответственность министерств и ведомств при решении вопросов, затрагивающих молодежь»[9].

Таким образом, на этапе подготовки политического реформирования советской системы, модернизации коммунистического режима правящая партия разводила комсомол и государство, ставила их на «свои места» в рамках выполняемых в обществе функций. Комсомол мог предлагать, просить, но не административно в силу партийных установок влиять на государственные органы при решении молодежных вопросов.

В этой связи нелогично из этого делать вывод о том, что «концептуальные основы отношения к решению молодежных проблем через комсомол не изменились»[10]. Они изменились прежде всего в том, что также как разграничивались действия партии и государства, также и действия комсомола и государства. Комсомол занимался проблемами молодежи в рамках своего устава и программы, а государство решало всю совокупность вопросов жизнедеятельности молодежи в рамках своих функций, своими формами и методами, деятельностью министерств и ведомств. Могло и должно было быть взаимодействие, но не стало влияния тем более с партийным «акцентом».

Из теории известно, что системность общества — это объективная основа взаимодействия, а взаимодействие — движущая сила, первопричина развития страны. Молодежные проблемы являются проблемами всего общества, а, следовательно, в процессе их решения обществом все его части с неизбежностью вступают между собой во взаимодействие.

В 20–30-х годах процесс реализации молодёжной политики советского общества представлял собой, прежде всего, взаимодействие различных социальных институтов и групп, нацеленный на изменение качественных характеристик развития молодежи. Взаимодействие являлось ключевым в разработке и реализации государственной молодежной политики. Трудность и одновременно залог успеха реализации молодежной политики были как раз в создании эффективного механизма соединения усилий общества, государства и самой молодежи в реализации потребностей и интересов подрастающего поколения[11]. Но соединение этих усилий не должно ущемлять права каждой стороны, оно не должно проводиться методами приказа, партийного принуждения.

Это объективный социологический закон. А если это закон, то здесь не допустимы надзаконные установки правящей партии, но они были на всем исследуемом историческом этапе.

В реализации молодежной политики наиболее значимым было взаимодействие комсомола с государственными органами. Представителям комитетов комсомола давалась возможность участвовать в заседаниях государственных органов вплоть до Совета Министров при рассмотрении вопросов, касающихся молодежи. Осуществлялось представительство комсомола в штабах, комиссиях министерств и государственных ведомств, занимавшихся вопросами работы с молодежью. Совместно с государственными и общественными организациями проводились различные мероприятия, принимались решения, оказывалась помощь и содействие одних организаций другим. Впоследствии представители ВЛКСМ вводились в состав коллегий ряда министерств и государственных комитетов, деятельность которых касалась проблем молодежи[12].

Этот опыт имел положительное значение как для государства, так и комсомола, а целом — для молодежи. Заметим, что он крайне необходим и в современной России.

Большое число молодых людей представляли молодёжь в выборных органах общественных организаций — профессиональных и творческих союзах, в спортивных организациях. Особенно активно комитеты комсомола взаимодействовали с Советами депутатов трудящихся и исполнительными комитетами Советов.

Молодежь была представлена в составе делегатов съездов Советов. Среди делегатов I съезда молодые люди в возрасте от 18 до 29 лет составляли 46,2 %. На II съезде — 38,6 %, на III — 30,1 %. Начиная с его третьего съезда, представительство молодежи уменьшалось. В 1927 г. на IV съезде молодых людей в возрасте до 29 лет было только 13,2 %. В последующем произошёл незначительный рост — в 1929 г. на V съезде — 14,4 %, в 1931 г. на VI — 17 %, в 1935 г. на VII съезде — 15,3 %, в 1936 г. на VII чрезвычайном съезде, принявшем новую Конституцию СССР (её называли сталинской), 17,9 % юношей и девушек.

Если на первых трех съездах Советов молодые люди в возрасте до 29 лет в среднем составляли 38,3 % депутатов, то на последующих пяти съездах — 15,6 % или в 2,5 раза меньше.

Прослеживается логическая взаимосвязь уменьшения в составе делегатов Всесоюзных съездов Советов молодежи и снижения уровня образования делегатов. Если на первом, втором и третьем съездах делегаты с высшим и средним образованием составляли соответственно — 36,2 %, 30,7 % и 23,5 %, то с 1927 г. наблюдается падение уровня их образования с 21 % до 18,3 % в 1929 г. и 23,1 % в 1931 г. В 1935 г. 39,8 %, в 1936 г. 39 % делегатов имели высшее и среднее образование[13].

В любом случае эти данные свидетельствуют о высоком доверии молодому поколению советского народа, конечно же, прежде всего со стороны компартии. В свою очередь это открывало дополнительные возможности для активизации участия молодёжи в переустройстве страны по тому суеверию на коммунистических началах.

Можно говорить, что во взаимоотношениях Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, затем депутатов трудящихся и комсомола в 1920–1930-х годах сложилась практика выдвижения молодежи в состав депутатов, которая существовала и развивалась в последующем. Определяющую роль играли разнарядки по выдвижению кандидатов в депутаты и избранию депутатов, в которых регламентировалось и избрание депутатами представителей молодежи.

В 1968 г. ЦК КПСС в постановлении «О 50-летии ВЛКСМ и задачах коммунистического воспитания молодежи» сформулировал положение, которое, подчёркиваем, действовало с 20-х годов: «смелее выдвигать хорошо зарекомендовавших себя комсомольцев, комсомольских работников и активистов <…> в Советы депутатов трудящихся, выборные органы партийных, профсоюзных и других общественных организаций»[14]. Таким образом, правящая компартия директивно обеспечивала участие представителей комсомола в выборных органах всех институтов советского общества, что являлось прямым следствием ставки на молодое поколение в переустройстве страны.

Наибольшая молодежная прослойка в депутатском корпусе была в 70-х годах — более трети депутатов «молодежного возраста», а каждый пятый — комсомолец. Но в данном случае срабатывал не авторитет комсомола и не выдвигаемых кандидатами в депутаты молодых людей, а государственно-партийные разнарядки, в которых предусматривалась прослойка молодых людей и отдельно комсомольцев в составе депутатского корпуса на общесоюзном, республиканских и иных уровнях, вплоть до районного звена.

Комсомол не имел юридических оснований для своего представительства в Советах. Этот опыт был апробирован впоследствии, уже в конце 1980-х годов, то есть в последние годы существования советской политической системы и очень непродолжительное время в связи со сменой общественно-политической системы, когда комсомолу, наряду с компартией, профсоюзами, научной общественностью была дана квота депутатских мест в Верховном Совете СССР.

В то же время существовавшая в 20–30-х годах система позволяла комсомолу использовать возможности Советов для постановки и решения проблем молодежи. Депутаты-комсомольцы участвовали во всей деятельности Советов, они входили в составы комиссий Советов всех уровней. Это позволяло им от своего имени ставить на обсуждение вопросы, касающиеся молодёжи, принимать участие в их обсуждении и решении.

Комитеты комсомола непосредственно работали с молодыми депутатами в форме проведения депутатских декад, встреч с молодежью, организации занятий в клубах молодых избирателей[15]. Практиковались совместные заседания бюро комитетов комсомола и комиссий по делам молодежи Советов, совместные рейды и проверки представителей комитетов комсомола и молодых депутатов[16]. Комитеты комсомола участвовали в подготовке наказов избирателей, обсуждении отчетов Советов и их органов.

Депутаты-комсомольцы участвовали в работе комиссий Советов всех уровней, создавались советы молодых депутатов, проводились депутатские декады, встречи с молодежью, работали клубы молодых избирателей[17].

Сотрудничество комсомола и Советов было прежде всего в интересах молодежи, решения её проблем, а также в интересах органов власти, которые по своим функциям обязаны были заниматься данными проблемами, и комитетов комсомола, так как благодаря сотрудничеству они получали дополнительные возможности для решения молодежных проблем.

Бесспорно, этот исключительный опыт имел положительный эффект в целом для жизнедеятельности молодежи.

Но особо надо обратить внимание на то, что такая практика была только в отношении комсомола, во-первых, потому что других массовых общественно-политических организаций молодёжи просто не было; во-вторых, потому, что комсомол имел статус помощника и резерва правящей партии, которая обеспечивала ему представительство в органах власти. В указанном выше постановлении ЦК КПСС «О 50-летии ВЛКСМ и задачах коммунистического воспитания молодежи» директивно указывалось: «…Еще выше поднять роль ВЛКСМ как массовой, самодеятельной, общественно-политической организации, резерва партии, ее ближайшего помощника в коммунистическом воспитании молодежи и в строительстве нового общества»[18].

Комитеты комсомола совместно с профсоюзами участвовали в организации социалистического соревнования, причем не только среди молодежи, а среди всех трудящихся и трудовых коллективов. Посредством профсоюзов молодые люди привлекались к управлению делами производства. Предметом их общего внимания были вопросы трудоустройства и профессиональной подготовки молодых людей, создание необходимых условий для труда молодежи, повышение общеобразовательного уровня работающей молодежи.

Можно говорить о том, что опыт 20–30-х годов свидетельствует о целесообразности и необходимости не столько иерархии социальных отношений в обществе, сколько их координация[19].

Рассредоточение вопросов молодежной политики неизбежно, так как нельзя, скажем, иметь ведомство здравоохранения только для молодежи, но одновременно необходима координация усилий и действий всех институтов общества в решении молодежных вопросов, а в составе каждого института должны быть специализированные подразделения квалифицированно занимающиеся проблемами молодежи.

Не случайно уже на основе пятидесятилетнего опыта существования советской политической системы, коммунистического режима в 1968 г. высший орган правящей партии решил: «Признать целесообразным создание постоянных депутатских комиссий по делам молодежи в Верховном Совете СССР, Верховных Советах союзных и автономных республик, краевых, областных, окружных, городских и районных Советах депутатов трудящихся»[20].

Как вывод из истории можно говорить о том, что в 1920–1930-х годах в политической системе советского общества широко было развито взаимодействие молодежных организаций с государственными органами и общественными институтами.

Теоретические аспекты понятия «взаимодействие» достаточно продолжительный срок рассматривались педагогами, философами, в их исследованиях даётся определение этой научной категории[21]. Вместе с тем недостаточно разработано определение «взаимодействие» применительно к молодежной политике[22]. Такая трактовка была дана А. Г. Масаловым в 1991 г., но она касается взаимодействия государственных органов и молодежных организаций, а не всех субъектов молодежной политики[23]. В. В. Пшеничников анализирует взаимоотношения КПСС и ВЛКСМ[24], Л. Ю. Тихомирова исследует взаимодействие государственных и общественных организаций с неформальными, самодеятельными объединениями молодежи[25]. Эти учёные не ставили целью разработать механизм взаимодействия применительно к молодежной политике, но их работы являются определённым ключом к пониманию взаимодействия всех субъектов государственной молодёжной политики.

Само по себе «взаимодействие» достаточно ёмкое и сложное понятие. В числе существующих трактовок отметим следующие подходы в понимании сути, существа взаимодействия: процесс согласования и взаимного учёта различных социальных интересов[26]; взаимообусловленный процесс воздействия одних социальных групп на другие[27]; управляемый процесс реализации связей, который строится на базе общего и специфичного в деятельности взаимодействующих субъектов с целью достижения нового качественного уровня[28]; объединение усилий взаимодействующих сторон для решения того или иного вопроса, организация совместных действий[29].

Взаимодействие между институтами государственной власти и молодежными организациями — это социально-политический процесс выявления общественно–значимых интересов молодежи и создания для их реализации путей разрешения противоречий между потребностями общества в социализации молодёжи и объективно ограниченными возможностями государственной молодёжной политики; между корпоративными, отражающими объективную дифференциацию общества и его молодёжной части, интересами молодёжных объединений и совпадающими интересами всех поколений[30].

Какие бы ни были подходы к определению сути взаимодействия — это сознательно регулируемый и направляемый процесс.

В 20–30-е годы ХХ столетия в зависимости от поведения, степени активности субъектов молодёжной политики существовали различные виды взаимодействия. В большинстве своём оно проявлялось в сотрудничестве, когда молодёжные и государственные, иные общественные организации содействовали друг другу, деятельно, объединёнными усилиями способствовали достижению конкретных целей. Как правило, такое объединение происходило посредством принятия комплексных программ, совместных решений, проведения совместных мероприятий.

Взаимодействие проявлялось и в форме противоборства. Например, комсомол, пользуясь своим «приближенным» положением к правящей партии, предпринимал конкретные шаги к подмене государственных органов образования и профсоюзов, более того, во второй половине 30-х годов пытался диктовать руководителям промышленных наркоматов и предприятий по техническим и хозяйственным вопросам, что, естественно, с их стороны встречало непонимание и сопротивление. Доходило до того, что комсомольские комитеты указывали хозяйственным руководителям какую использовать технологию производства, какую внедрять технику, какими методами организовывать производство.

Комитеты комсомола могли высказывать предложения по различным вопросам, образовывать молодежные группы изобретателей, специалистов для разработки технических новшеств, но они по статусу не должны были навязывать, тем более требовать реализации чисто технических и хозяйственных вопросов.

Что касается общественных организаций, то комсомол порой вместо сотрудничества и взаимодействия пытался «вытеснить» их с политической арены, брал на себя их функции. Примером могут быть его взаимоотношения со спортивными организациями — комсомол стремился взять на себя государственную работу в сфере физической культуры и функции спортивных организаций.

Как бы там ни было жизнь доказывала, что нет большей силы, чем целенаправленное объединение и управляемое взаимодействие[31]. В данном случае важно, чтобы была полная самостоятельность участвующих во взаимодействии сторон, доверие друг к другу[32]; взаимное уважение и учёт специфических интересов каждого участника сотрудничества, добровольность и чёткое разделение ролей[33]; консолидация усилий и комфортность к системным требованиям[34]; согласованность действий партнёров, постоянный учёт и использование результатов совместных усилий[35].

В 20–30-е годы взаимодействие в решении молодёжных проблем проявлялось между государственными, партийными, комсомольскими, профсоюзными организациями, разного рода добровольными обществами. Это вызывалось тем, что молодёжная политика являлась делом не какого-то отдельного комитета или министерства в системе государственных органов, а всего государства и всего общества. По существу, взятая в полном объёме, в широком смысле слова, эта политика включала в себя проблемы демографии, здравоохранения, образования, труда, профессиональной подготовки, культуры, физической культуры, семьи и т. п.

И всё же главным во всей этой деятельности является личность, а, следовательно, любое взаимодействие элементов политической системы должно было иметь конечную цель — личность, в данном случае личность молодого человека.

Для человечества ключевой проблемой является соотношение государства, общества и личности, точнее: личность — общество — государство. Эти последовательности, по существу, две противоположные системы отношений, в этом вопрос о ценностях, приоритете интересов при их неизбежном столкновении — что приоритетно, чьи интересы первостепенны. Вся сложная и трагическая история человечества стоит за этими противопоставлениями и вопросами. В разных подходах, разных моделях, разных последовательностях и есть политическая история прошлого и нынешнего веков; это главный конфликт, составляющий стержень XX столетия и связанный с тем, что существовали и боролись две тенденции, две модели общества, в которых и отражались эти системы отношений.

В 20–30-х годах на первый план выдвигалось государство, на последнем была личность. Всё личностное, вплоть до семейных отношений, подчинялось интересам государства. Октябрьская революция несла с собой модернизацию общества, преобразование социальной системы, переход от одного типа взаимоотношений личности, общества и государства к другому, от одного типа экономики — рыночной, к другой — плановой.

Отношения: личность — общество — государство — возможно в развитом гражданском обществе. В СССР рассматриваемого периода гражданского общества в полном смысле не было.

В точном смысле гражданское общество — это результат взаимодействия независимых и самодействующих личностей, обладающих гарантированными правами и свободами, имеющих и реализующих свои частные интересы; это та сфера, где происходит многообразное структурирование и самоорганизация отдельных людей в общество: политические партии, профсоюзы, общества по интересам и пр. Всё это результат самоорганизации общества, которое не контролируется государством и его чиновниками. По своей сути институты реальной демократии — это саморегулирование общества в его политической сфере.

Общество есть некоторая самоорганизующаяся совокупность свободных людей. В таком понимании гражданского общества в нашей стране, ещё раз подчеркнём, в тот период не было. Это имело принципиальное значение для молодежи и её места в обществе. Прежде всего в силу реальностей молодёжь и её организации не имели в полном понимании свободы и не видели в этом чего-то ущемляющего их, а поэтому и не выступали против власти, партии, режима, установленных государством порядков.

В СССР государство и общество фактически сливались, более того, государство во многих случаях становилось над обществом. В частности, это выражалось в политическом государственном контроле всех частей общества и граждан. Советское государство организовывало не только оборону, финансы, экономику, но и держало под политическим контролем политические и гражданские институты общества — молодёжные организации, союзы писателей и художников, общества охотников и рыболовов, а такие институты, как профсоюзы, являлись, по сути, частью государства, согласно социалистической теории государственные функции всё больше переходили к профсоюзам.

Происходило огосударствление общественных по своей природе институтов, независимых от государства социальных институтов не существовало. В Советском государстве идеология становилась над экономикой, определяла её критерии. Примат государственных интересов нередко вступал в противоречие с интересами граждан и общества.

Примечательно, что создававшиеся в процессе общественно-политической реформы второй половины 80-х годов негосударственные и независимые общественные организации, в их числе юношеские, именовались неформальными, возникли и независимые профсоюзы. Также примечательно, что государство всячески препятствовало созданию неформальных общественных формирований, а органы госбезопасности составляли справки с описанием этих организаций как отступников от системы и угрозе национальной безопасности. Конечно, тоталитаризм в СССР канул в Лету не от «неформалов», но это был симптом его конца. Общественное движение набирало силу, оформлялось независимо от государства, что подрывало и политический режим.

И всё же в политической системе советского общества 20–30-х годов существенное место и общеполитическое значение занимали общественные организации.

Если исходить из теоретических положений, то под общественными организациями понимаются добровольные объединения граждан для удовлетворения своих разнообразных (политических, духовных, физических и т. д.) потребностей и интересов. Естественно, общественные организации могут создаться только в полном соответствии с действующим законодательством. К ним относятся церковь, политические партии, профессиональные, творческие союзы, молодёжные организации, объединения фермеров, юристов, военных, ветеранов, кооперативы, различные ассоциации, спортивные клубы и др. Сами по себе они не появляются одновременно с государством и правом, а выступают показателем определённого прогресса общества, их создание и функционирование детерминировано политическим режимом.

Также, если исходить из теории, общественные организации не являются филиалами государства, они представляют собой самостоятельные звенья политической системы, имеющие свои функции, социальное назначение.

В демократическом обществе все задачи должны решаться путём сочетания мероприятий по государственной линии и по линии общественных организаций, причём действуют они не изолированно, а в тесном контакте и при постоянной взаимной поддержке.

Строгое соблюдение требований законов общественными организациями является надежной гарантией от вмешательства государства в их деятельность. Именно это отличает демократическое правовое государство от авторитарного, где государственный произвол возводится в ранг внутренней политики.

В 20–30-е годы очевидным был рост политической активности масс, а том числе молодежи. В Советах рабочих и крестьянских депутатов были секции и комиссии по направлениям деятельности, активной была деятельность профессиональных союзов, производственных совещаний, комиссий содействия кооперации, жилищных товариществ, различных культурно-просветительных организаций и клубов, организаций рабочих, сельских и юных корреспондентов, Международной организации помощи борцам революции — МОПРа, Общества друзей воздушного флота и др. Все это было отражением сформировавшейся в стране общественно-политической ситуации. В основе этой активности было два фактора — во-первых, инициатива трудящихся масс, ощущавших рост условий жизни и веривших в коммунистические перспективы; во-вторых, организованная, целенаправленная деятельность компартии и всех других общественно-политических институтов общества по инициированию, мобилизации этой активности.

В росте и оживлении работы массовых общественных организаций ХШ съезд РКП (б) (май 1924 г.) усматривал развертывание подлинной рабочей демократии, возможность формирования общественных работников. Учитывая терминологию того времени, с этим можно согласиться, но в то же время нельзя не обратить внимания на термин «рабочая демократия». Этот термин применялся ко всему обществу, ко всем слоям населения. Спрашивается, почему крестьяне, интеллигенция, молодежь должны были жить по законам «рабочей демократии»? Почему общепринятое мировым сообществом понятие демократии обретало идеологическую, классовую окраску? А кто выработал и обосновал принципы «рабочей демократии»? Все это диктовалось партией, вменялось в обязательность для всего общества, для которого нравственным было только то, что, по Ленину, служило делу коммунизма.

Но обращает на себя внимание особенно то, что съезд правящей партии указал на необходимость усиления систематического руководства, политического контроля партийных комитетов самодеятельными организациями. Вот, собственно, конец общегражданского понимания демократии и начало директивной, определяемой партией демократии, демократии в понимании лидеров и идеологов партии.

Конечно, в свете рассматриваемой нами темы демократия в уздечке партии могла способствовать расширению положения и роли молодёжи в обществе с целью мобилизации её на активное, практическое, непосредственное участие в переустройстве страны.

Возвеличивание руководящей роли партии в обществе и его единство во многом предопределялось тем, что советская система выработала и в целом успешно предопределила единую цель всех общественно-политических институтов и каждого гражданина — построение коммунистического завтра. Отсюда во взаимоотношениях государства и общественных организаций проявлялась общность их конечных целей и задач, единство принципов построения и функционирования, а это служило основой того, что государство опиралось на их творческую инициативу и оказывало всемерную поддержку.

В свою очередь общность и единство государственных и общественных институтов создавали реальные предпосылки участия членов общества в управлении государственными и общественными делами. И это участие воистину носило массовый характер. Активное участие представителей молодежи в управлении делами общества и государства использовалось компартией и советским государством для мобилизации молодого поколения в переустройство страны на провозглашённых коммунистами началах.

На практике проявлялось ассоциирование молодежного движения с политикой, так называемым классовым подходом, с отношением к политике правящей партии, каковой была коммунистическая партия.

Компартия и Советское государство свою линию на активное вовлечение молодого поколения в переустройстве страны проводили через трудовые коллективы, в которые были объединена вся трудящаяся молодёжь, причём это был не формальный, а действенный механизм.

В литературе нет единого понимания о том, являются ли трудовые коллективы звеном (компонентом), составным элементом политической системы общества. Не останавливаясь подробно на рассмотрении этого вопроса, следует присоединиться к мнению о том, что в 20–30-х годах трудовые коллективы по существу, характеру своей деятельности, статусу в обществе являлись звеном (компонентом) политической системы, входили в нее, так как выступали активными субъектами политической жизни, участвовали в обсуждении и решении государственных и общественных дел.

Можно утвердительно, обоснованно говорить о том, что на историческом поле исследуемого периода трудовой коллектив выступал как первичная ячейка не только хозяйственного, но и политического организма советского общества.

В трудовом коллективе отражалась вся политическая система в миниатюре. Решающее значение, которое придавалось трудовому коллективу, было обусловлено его своеобразием как первичной ячейки социально-политического организма общества.

Функционирование личности в трудовом коллективе проявлялось в различных аспектах как члена трудового коллектива, члена партийной организации, члена коммунистического союза и иных общественных организаций. Само построение общественных организаций было основано преимущественно на производственно-территориальном признаке. Через трудовой коллектив, возглавляемый парторганизацией и администрацией предприятия (то есть государства), личность участвовала в обсуждении и решении государственных и общественных дел.

На таком корпоративно-государственном принципе была построена, по сути, вся советская государственно-общественная система. В ней отдельно взятые предприятие, завод, учреждение, институт, организация представляли своего рода корпорацию, через которую индивидуум не только искал и находил себя как личность, приобретал общественно значимую профессию и нравственные ценности, но и приобщался к общегосударственным, общенародным делам.

Можно уверенно говорить о том, что благодаря такой общественно-политической конструкции советский период представлял высшую степень достижения единения индивидуального и общего.

Выступая основной ячейкой общества, трудовой коллектив объединял самых разных людей. Именно в нём на началах сотрудничества и взаимопомощи формировались и закреплялись общественные отношения, создавались материальные и духовные богатства, обеспечивалось единство и взаимообусловленность личных и общественных интересов. В трудовом коллективе осуществлялось активное участие личности в управлении государственными и общественными делами, здесь человек формировался как личность. Рост политической сознательности трудящихся, их культурного и профессионального уровня, совершенствование управления и хозяйствования в свою очередь создавали предпосылки для расширения прав трудовых коллективов и усиления их ответственности перед обществом[36].

В советской системе принадлежность к коллективу считалась жизненной потребностью и общественной необходимостью. Коллектив положительно влиял на формирование и развитие человека, стимулировал его труд, служил в определенной степени нравственной школой.

В свою очередь коллективизм создавал благодатные условия для организации политического, общественного контроля над человеком во всей жизнедеятельности.

Особенно это касалось молодёжи, которая осознавала, что её судьба зависит от трудовых и учебных коллективов, и она, естественно, поддерживала с ними постоянное общение и стремилась заслужить их внимание и благорасположение.

Новое поколение чувствовало себя обязанным оправдать, заслужить и, так сказать, «отработать» те преимущества, которые ему предоставлялись советским обществом и государством. В нём развивалось общественное самосознание.

Если судить по крупному счёту, то во всём этом было позитивное начало. В то же время коллективизм приобретал и уродливые формы. Для того, чтобы решить элементарные жизненные потребности гражданин должен был иметь принадлежность к какому-нибудь коллективу или ячейке. Например, без этого нельзя было устроить ребенка в детский сад, получить государственное жилье (а частного практически не существовало), приобрести путёвку в санаторий или дом отдыха, стать на очередь для установки телефона и для многого иного нужен был мандат трудового коллектива.

Естественно, все старались войти в тот или иной трудовой коллектив, а, собственно, без этого и нельзя было иметь работу, да и вообще существовать. Собственно такое же чувство самовыживания нередко являлось определяющим при вступлении в компартию и комсомол. Членство в коммунистической партии и коммунистическом союзе молодёжи часто рассматривалось не с точки зрения политических верований, а с учётом его практического использования.

Отличительной чертой советского предприятия была идеологизированность, представление его не как экономическую единицу, а как трудовой коллектив. Трудовой коллектив возникал и воспроизводился в результате своей деятельности на предприятии. Это означало, что достижения предприятия измерялись не деньгами и не просто произведёнными тоннами продукции, а количеством работников, их образованием и квалификацией, количеством построенных жилых домов, подшефных детских садов и т. д., именно это определяло образ советского предприятия в структуре достижений социализма.

Согласно существовавшей идеологии, производство подчинялась нуждам трудового коллектива. В действительности нужды трудового коллектива были подчинены нуждам производства и присвоения прибавочного продукта и определялись потребностью поддерживать расширенное воспроизводство коллективного производителя как объекта эксплуатации. Это подчинение пронизывало всю систему, начиная от центра, где ЦК партии выражал цели рабочего класса как целого, и кончая предприятием, цехом, куда эти цели передавались в виде плановых показателей и использовались как средство дисциплинирования и контролирования рабочей силы.

Образ предприятия как трудового коллектива — это идеологическая производная. Именно от лица трудового коллектива администрация управляла предприятием и навязывала свои интересы вышестоящим органам. Не какой-либо коллективный орган, а директор предприятия представлял трудовой коллектив во внешней среде[37]. Хотя на разных этапах были попытки введения института коллективных органов трудовых коллективов.

При существовавшей в советском производстве сдельной оплате труда мастер и начальник цеха имели огромный контроль над заработком отдельного работника или бригады. Привилегированных рабочих можно было поставить на лучшие машины, им предоставлялись преимущества в получении материалов и инструмента, давались работы с заниженными нормативами, и тем самым они могли получать большие премии. Менее сговорчивых рабочих можно таким же образом дискредитировать, урезая их заработки, закрепляя за ними устаревшее оборудование. В результате внутри каждой страты рабочей силы складывалась чёткая иерархия рабочих, при этом привилегии распределялись и взыскания налагались на личной и индивидуальной основе руководителями, что приводило к дроблению рабочих и подрывало солидарность рабочей группы, выстраивая внутри неё иерархические отношения. Бригадная система, основанная на коллективной сдельной оплате, переносила ответственность за трудовые результаты на самих рабочих и однозначно была эффективной при подчинении отдельного рабочего коллективной дисциплине бригады.

В данном случае мы обращаемся к вопросу о трудовом коллективе в том плане, что в его организации, структуре были заложены очевидные возможности для поддержки молодых рабочих, инженеров с тем, чтобы они становились опорой режима и реальной силой преобразования общества на предполагаемых коммунистических началах. В свою очередь это говорит о политизированности существовавшей системы трудовых коллективов. Эти рассуждения приводят нас к выводу о том, что трудовые коллективы советской модели правомерно было считать частью советской общественно-политической системы.

Политическая система сталинского типа — это репрессивная система, её главная отличительная черта — диктатура партийно-государственного аппарата. Строгая вертикаль партийных органов закреплялась и дублировалась структурами государства и общества, в том числе и органами госбезопасности. Сами эти органы безопасности были подчинены лично Сталину. Такой порядок гарантировал надёжный контроль над выполнением любых распоряжений и приказов, исходящих от политбюро ЦК компартии и лично «вождя».

Мощь сталинской системы была в том, что она пронизывала все общество. Несмотря на догматичность и утопизм самой системы, существовали элементы демократии, которые создавали видимость справедливости. Социалистическая идея стала двигателем общественного развития.

Член-корреспондент РАН А. Н. Сахаров отмечал, что Гитлер опирался на средний класс, а Сталин — на низший, рабочий класс. В этом правда, но не полная. Сталин не опирался, а играл рабочим классом, он ему нужен был как жупел, который легко превращался в меч.

Строительство социалистического общества велось с большим размахом, и большинство граждан поддерживало эту политику партии и государства, принимая активное участие в её реализации. По своей сути, сталинский режим власти рассчитывал на беспредельно преданный революционный порыв народных масс, героизм и самопожертвование простых людей во имя светлого будущего.

Вряд ли справедливо подвергать сомнению искренность веры народа в правильность избранного пути. И именно на эту искренность был расчёт компартии и Советского государства в их ставке на молодое поколение в переустройстве страны.

Молодёжь участвовала во всех делах общества, в осуществлении политики партии, в том числе и тех, которые, как показала история, себя не оправдали. Участвуя в коллективизации, комсомол осуществлял политику партии и государства, которая подавалась как осуществление ленинского плана кооперирования сельского хозяйства, хотя являлась его нарушением и искажением. Но вряд ли будет справедливо по отношению к комсомолу, молодёжи подвергать сомнению или, тем более, осуждать искренность их веры в правильность избранного пути, проявленное ими революционное нетерпение. Представленный партией как единственно верный сталинский вариант кооперирования сельского хозяйства побуждал комсомол к активным действиям. Он выступал застрельщиком борьбы за темпы коллективизации, быстрейшую ликвидацию кулачества как класса, нередко допуская перегибы по отношению к крестьянству, объявляя подкулачниками деревенских комсомольцев, которых сам же призывал быть «культурными хозяевами». Настойчивость комсомола в участии в коллективизации вызывалась ещё и тем, что в 60 % хозяйств, где были комсомольские организации, не было партийных.

Такова историческая реальность.

Волею партии и государства именно в участии молодёжи и комсомола в переустройстве страны перемешалось героическое и трагическое.

История — свидетель, в частности, того, каким исключительным был вклад коммунистического союза молодёжи в культурное строительство. В историческом опыте российского общества крупные дела комсомола по ликвидации безграмотности, подготовке кадров для народного хозяйства, развитию системы комсомольского политического просвещения, созданию литературы для юношества, поддержке молодых и маститых деятелей литературы и искусства, создававших произведения для молодёжи и о молодёжи, организации театров рабочей молодёжи, внедрению элементов нового социалистического быта. Велика заслуга комсомола в школьном строительстве, утверждении в стране единой трудовой школы, школ рабочей и крестьянской молодёжи, школ фабрично-заводского ученичества, подготовке учительских кадров. Народный комиссариат просвещения считался с предложениями комсомола, нередко превращал комсомольский эксперимент в повсеместное явление.

Нельзя забывать, а тем более перечеркивать энтузиазм, самоотверженность воспитанников комсомола, тех, кто бескорыстно участвовал в выполнении планов компартии и советского государства по переустройству страны.

Коммунистический союз молодежи действительно делал немало для того, чтобы поднять молодёжь на решение грандиозных задач строительства социализма. Его деятельность проходила не в вакууме, не изолированно от общества. В этой связи комсомольскую историю следует рассматривать в контексте отечественной истории с отражением побед и поражений, с гуманизмом и антигуманизмом системы. Комсомол шёл в ногу с партией, по её указанию порой убыстрял шаг, брался за не свойственные вопросы и решал их с энтузиазмом.

Опять же во всём этом было стремление оправдать надежду компартии и Советского государства на активное участие молодого поколения в переустройстве страны.

По поручению правящей коммунистической партии, с прямого одобрения государства комсомол нередко занимался не свойственными ему делами: подменял хозяйственников, «залатывал дыры в хозяйственном строительстве». Из ударной группы, которая, по Ленину, должна была «во всякой работе оказывать свою помощь, проявлять инициативу, свой почин»[38], он превращался в ударную бригаду хозяйственного строительства. В частности, он провёл колоссальную нужную стране работу по направлению молодежи по общественному принципу на ударные стройки и другие важные народнохозяйственные объекты. В конце 20–30-х годах комсомол действительно выполнял часть функций государственных органов, призванных заниматься перераспределением трудовых ресурсов.

Однако, проанализировав многочисленные публикации, в которых одобрительно говорится об этой стороне деятельности комсомола, и незначительное число публикаций, где она осуждалась, следует сказать, что направление молодежи по общественному призыву являлось важнейшим общенародным делом, проводилось в интересах государства и самой молодёжи.

Другое дело, что комсомол увлекался разного рода ударными месячниками при бездеятельности хозяйственных служб, его бросали на ударные фронты вместо хозяйственников, которые должны были заниматься этим в силу своих прямых обязанностей.

И всё это ложится в логику ракурса нашего исследования — в ставку компартии и Советского государства на молодое поколение в переустройстве страны.

Государство при Сталине не имело ничего общего с моделью Октября, исключая государственную собственность и централизованное планирование. Все завоевания революции, направленные на введение рабочего управления и контроля в промышленности, были формализованы или устранены. Бюрократия установила свой полный контроль. Более реалистичное определение Советского государства как деформированного рабочего государства при отсутствии прямого контроля рабочего класса, как формы пролетарского бонапартизма, где эксплуатация из индивидуальной становилась классовой, подчинённой государственной политике. Диктатура пролетариата реализовывалась посредством авангарда рабочего класса, каковым представлялась компартии, и в самой партии через партийных лидеров.

Основное теоретическое и практическое противоречие было в том, что структуру, построенную в 30-х годах, называли социализмом и одновременно провозглашали диктатуру пролетариата. Произошло смешение двух теоретических понятий. Согласно теории марксизма после свержения капитализма за пролетарской революцией следует переходный период, или, что по смыслу одно и то же, диктатура пролетариата, задачей которой является развёртывание строительства социализма. После его построения диктатура пролетариата прекращает свое существование. А раз диктатура пролетариата действовала, то и в условиях социализма были возможны её принудительные действия.

Диктатура пролетариата, как известно, была свёрнута только в начале 60-х годов с провозглашением общенародного государства. Идеологическая «революция» тормозила даже возможность того, чтобы народ мог различать социалистические и несоциалистические признаки развития.

В СССР парламент всецело находился под влиянием правящей партии и государственной бюрократии. Такое положение привело к узурпации Сталиным государственной власти, сама система была авторитарной, с явными элементами тоталитаризма. Такое государство нуждалось в постоянном политическом контроле над деятельностью всех общественных и политических сил, средств массовой информации и непосредственно за гражданами.

В советской России рождался новый тип демократии. Если подлинная демократия подразумевала «управление народом для народа и через народ», то советская демократия предполагала другую формулу — «управление народом и для народа, но не через народ».

Сталин мечтал создать многомиллионную послушную армию коммунистов, «которых в любой момент можно перестроить и сосредоточить на любой партийной работе». Такая многомиллионная организация, «не боясь замешательства в своих рядах, одним мановением руки ЦК может перестроить свои ряды и двинуться на врага»[39]. В партии — дисциплинированной, организованной, безропотной, где нельзя было философствовать — Сталин видел опору для достижения своей цели — построения социализма, естественно, сталинской модели.

Собственно такой принцип он переносил на все общество, его социально-политические институты.

Понимая огромную силу организации, сталинское руководство превратило профсоюзы, женские и молодёжные организации в «подсобные» партии. Уже 3 апреля 1924 г. И. В. Сталин назвал комсомол «инструментом партии, подсобным орудием партии» и уточнил: «Активный состав комсомола есть инструмент партии для воздействия на молодёжь, находящуюся вне союза»[40].

Используя комсомол как инструмент воздействия на молодое поколение, Сталин добивался, чтобы молодежь поверила в правильность его политики по вопросам преобразования страны. Он ставил перед комсомолом задачу — «воспитывать молодежь в духе доверия к руководству Российской коммунистической партии»[41], «подымать боевую готовность рабочего класса против классовых врагов», призывая и требуя жертвенности во имя построения сталинской модели социализма[42].

В молодежной среде борьба против инакомыслия активизировалось в конце 20-х годов, когда основной политической линией партии в повседневной работе был подъём «боевой готовности рабочего класса против классовых врагов». Этим методологическим принципом стали пользоваться все партийные, комсомольские организации, ведя борьбу против юношей и девушек, которые хотели «приближаться к социализму иначе, не тем путем,не в той форме, не в той обстановке, как их отцы», высказывали свое мнение по вопросам политики партии. А ведь приведенные слова принадлежали В. И. Ленину[43].

Сталинское политическое руководство не допускало самостоятельного суждения даже лидерам комсомола, его печатным органам. Лично И. В. Сталин неоднократно открыто выступал с критикой комсомольских вожаков, допускавших не нравившиеся ему высказывания по общественной жизни, «исправлял» ошибки руководителей ВЛКСМ. Так, 28 ноября 1928 г. он лично докладывал членам Политбюро ЦК ВКП (б) «О т. Кострове» — редакторе «Комсомольской правды».

Сталин отметил, что редакция в основном проводила политический курс партии, однако, по его мнению, допустила ряд ошибок «как по линии борьбы с правым уклоном (неправильная, а порой прямо неверная характеристика правого уклона), так и по линии борьбы с «левым» уклоном (примиренческие тенденции к левому уклону), что затрудняло борьбу с уклонами от ленинской линии». За изложение своей точки зрения на страницах молодежной газеты решением политбюро ЦК ВКП (б) Костров был освобождён от обязанности ответственного редактора Комсомолки. Высший орган компартии санкционировал репрессивные меры к молодым журналистам[44]. Секретариат ЦК ВЛКСМ проявил не слыханную смелость — просил пересмотреть решение, но политбюро ЦК ВКП (б) не сочло нужным даже отреагировать на эту просьбу[45].

Правящая компартия, создавая не имевшую аналогов политическую систему, смоделировала комсомол таким образом, чтобы он действовал под её политическим и организационным контролем, являлся организацией не самой молодежи для удовлетворения её интересов, с добровольным вхождением и выходом из нее молодых людей, их самоорганизацией, а был, по сути, «массовой школой коммунизма», которая предусматривала контроль над «коммунистичностью» своих членов и молодого поколения в целом.

Теоретическими и практическими установками компартия превращала Союз молодежи из самодеятельной, организационно-самостоятельной общественной организации, какой она должна была быть и в общем какой она провозглашалась на первом Всероссийском съезде союзов рабочей и крестьянской молодёжи, в организацию, выполняющую директивы партии, копирующую её в идеологической, политической и организационной работе[46].

По всем своим характеристикам комсомол являлся припартийной организацией. Примечательно, что в исторической науке комсомол относился не к гражданской истории, а к истории КПСС. Документы комсомола хранились в партийных архивах. В частности, документы высших органов комсомола находятся в Российском государственном архиве общественно-политической истории, который ранее был Центральным партийным архивом.

Партия и государство предоставляли комсомолу широкие возможности для своей деятельности, давали ему исключительные права и льготы. Мы ни в коем случае не осуждаем партийно-государственную материальную поддержку молодежному союзу. Существует международная практика государственной поддержки молодежных и детских общественных организаций. Но в этом случае со стороны государства оказывалась поддержка всем молодежным объединениям, имеющим позитивное направление деятельности.

Говоря об исключительных возможностях комсомола, отметим следующее. Комсомольцам предоставлялись определенные преимущества при поступлении в высшие учебные заведения, распределении студенческих стипендий, формировании студенческого актива. Занять какую-либо руководящую должность в государственном аппарате могли только коммунисты, в то же время стать коммунистом в возрасте до 23 лет, а практически — до 28 лет могли только комсомольцы. В официальном листке по учёту кадров обязательной была графа о принадлежности к комсомолу и причине выбытия из него. Выехать в заграничную в командировку и тем более в туристическую поездку могли только коммунисты и комсомольцы. На съездах ВЛКСМ лидеры комсомола произносили речи, давали заверения от имени всего молодого поколения, хотя на это их никто не уполномочивал.

Всё это были несправедливые решения и льготы. Выделение комсомольцев из молодёжной среды, противопоставление их тем, кто не являлся членом коммунистического союза, волей или неволей, порождало конъюнктурные устремления молодых людей получить комсомольский билет — своеобразный жизненный мандат.

Вывод из отечественной истории — нельзя допускать со стороны государства каких-либо привилегий молодёжным организациям и их членам. Молодежная организация должна иметь общественный характер и, соответственно, членство в ней должно отражать общественные интересы.

Советская политическая система давала комсомолу возможность быть «при власти», оказывать влияние на власть. И комсомол в лице его руководящих органов стремился к властным полномочиям.

Лидеры комсомола и его исследователи отмечали как положительное явление близость Союза к партии и государственной власти. В определённой мере это было «на руку» и молодёжи, так как, пользуясь этим, комсомол добивался принятия определенных государственных и партийных решений в интересах молодого поколения.

На протяжении всех лет существования комсомол был представлен во всех выборных органах коммунистической партии — от первичных организаций до ЦК КПСС. Учитывая, что компартия была правящей, руководящей силой общества, это немало значило для авторитета Союза молодёжи, его реальной роли и места в обществе, общественно-политической жизни, даже во взаимоотношениях с государственными структурами.

Принципы взаимоотношения комсомола с государственными и общественными организациями, установившиеся в общественно-политической системе, предусматривали, что в случае разногласий комитеты комсомола должны были обращаться в партийные органы. Такие обращения были по принципиальным вопросам, но можно говорить также и о том, что комсомольские комитеты использовали партийные органы для давления на государственные структуры. Главные разногласия вызывались стремлением комитетов комсомола превысить свои полномочия во взаимоотношениях с государственными органами, желанием присвоить себе государственные функции в работе с молодежью.

Уже при создании комсомола возникло предложение добиваться своего представительства в органах власти. На первом съезде РКСМ делегаты высказали пожелание добиваться представительства комсомола в исполкомах советской власти в трех вариантах: постоянные представители с решающим голосом, с совещательным голосом и с решающим голосом при решении вопросов, касающихся молодежи. В результате обсуждения «при значительном количестве против и воздержавшихся» было принято решение: «Уполномочить ЦК добиться права присутствовать на заседаниях Исполкомов с правом решающего голоса во всех случаях»[47]. Так себе мыслили те, кто на волне победившей революции видели возможность демократизации общественной жизни, участия молодого поколения в управлении делами общества и государства.

Конечно, право решающего голоса ко многому обязывает, представители молодёжи не имели для этого профессиональных и жизненных навыков. Кроме того, использование молодежными союзами права решающего голоса в деятельности исполнительной власти могло привести к хаосу, волюнтаризму, кампанейщине.

Съезд направил представителей Союзов рабочей молодежи в народные комиссариаты просвещения и труда, Пролеткульт[48], местные Советы рабочих и крестьян, профсоюзы, фабрично-заводские комитеты, рабочую милицию, продовольственные отряды. Два представителя от Союза рабочей молодежи «III Интернационал» были приглашены на первый Всероссийский съезд по внешкольному образованию[49]. От I съезда РКСМ была направлена делегация и во Всероссийский Исполнительный Центральный Комитет с просьбой разрешить представителю комсомола участвовать во Всероссийском съезде Советов с правом решающего или совещательного голоса. Это предложение не было принято в связи с тем, что такое решение противоречило бы Конституции[50].

Однако в целом довольно высокое положение комсомола в обществе позволяло ему участвовать в работе государственных и общественных организаций и содействовать объединению их усилий для решения жизненно важных проблем подрастающего поколения. Советская система формирования представительной власти, хотя и была ущербной в демократическом плане, давала возможности для значительного представительства молодежи в депутатском корпусе. Наличие молодёжи среди депутатов открывало возможности вносить на рассмотрение Советов вопросы, касающиеся различных сторон жизнедеятельности молодого поколения.

Советское государство предпринимало меры к тому, чтобы дать возможность представителям молодёжи иметь деловые контакты с органами государственной власти, вносить на их рассмотрение вопросы жизнедеятельности молодёжи. Участие её в государственном управлении наиболее целесообразно и возможно через юношеские общественные организации. В 20–30-х годах представителем интересов всей молодежи выступал комсомол.

Принципы взаимоотношения комсомола и государства отрабатывались сразу же после образования Союза молодежи. В октябре 1920 г. на III съезде РКСМ в докладе Л. А. Шацкина «О Программе союза» так характеризовались отношения комсомола с государством: «За два года нашего развития, с I Всероссийского съезда, мы очень много сделали из того, что должно было сделать пролетарское государство. Мы слились с пролетарским государственным аппаратом, мы часто в этот аппарат врастаем, мы занимаемся всё больше и больше государственными делами, и поэтому нам необходимо ясно определить основы наших взаимоотношений с пролетарским государством. Эти основы заключаются в том, что молодёжь должна признать, что решение всех вопросов, касающихся жизни и труда молодёжи, принадлежит пролетарскому государству… Проведение в жизнь всех задач, касающихся молодежи, должно быть главным образом задачей государственного аппарата»[51].

Главное — это взаимодействие комсомола с государством в решении вопросов жизнедеятельности молодёжи. В докладе говорилось: «…Мы находимся по отношению к пролетарскому государству в отношениях, которые вызывают необходимость значительной работы во всех областях, касающихся труда и воспитания молодежи со стороны нашего союза»[52].

Лазарь Шацкин предложил важный тезис о сущности взаимодействия Коммунистического Союза молодёжи с государством: «Мы знаем, что проведение каких-либо мер, касающихся молодёжи, через пролетарское государство возможно лишь тогда, когда сама молодёжь этим проявлением интересуется, сама подает инициативу, через свои организации будит, толкает вперед государственные органы, дает людей для укрепления государственного аппарата в той или иной области, касающейся молодежи, имеет свой собственный аппарат, помогающий проведению тех или иных мероприятий»[53]. Он подчёркивал, что «без нашей инициативы в решении принципиальных вопросов, без выработки определенного законопроекта и мероприятий, без толчков вперед, подачи примера государственным органам, наблюдения за проведением изданных постановлений и помощи им собственным организационным аппаратом, — без этого не дождемся улучшения положения молодёжи»[54].

Обстоятельно были сформулированы положения о взаимоотношении государства и комсомола и следующим, IV съездом РКСМ в принятой им Программе Союза. В ней говорилось, что «РКСМ, как организация коммунистического воспитания, согласует свои требования с общими интересами пролетарского государства в целом»[55]. В Программе указывалось: «РКСМ считает одной из важнейших своих задач активное участие в деятельности пролетарского государства, в деле реорганизации труда и образования рабочей молодёжи»[56]. Съезд записал в Устав РКСМ: «Для связи и установления контакта Союз посылает своих представителей в Отдел Труда, Отдел Народного образования, профсоюзы, советские учреждения и другие органы, ведущие работу, затрагивающую интересы молодежи»[57].

Правящая партия и государство поддерживали сотрудничество комсомола с государственными органами по всем вопросам жизнедеятельности молодого поколения, предоставляли молодёжи непосредственно и через своих представителей участвовать в государственном строительстве. В принципе это отвечало основам советской политической системы и одновременно позволяло партии и государству всячески расширять участие комсомола и молодежи в преобразовании страны.

Участие комсомола в государственном строительстве выражалось в следующем:

  • Комсомол добивался практического проведения в жизнь установленных советским законодательством мер в области труда и образования молодёжи.
  • Комсомол разъяснял широким массам рабочей и крестьянской молодёжи, а также всем трудящимся решения государства по вопросам, затрагивающим интересы молодых людей.
  • Комсомол разрабатывал предложения и проекты, касающиеся жизнедеятельности молодёжи.
  • Комсомол помогал государственным органам работниками, т. е. направлял для работы в них молодых людей, имеющих определенные для этого знания и способности.
  • Комсомол помогал государственным органам «своим собственным аппаратом».

Вместе с тем, способствуя работе государственных органов, комсомол не брал «на себя технические функции государственного аппарата»[58].

Взаимодействие комсомола с государственными органами было на всех уровнях — от центральных органов до районного звена[59].

Совместно с профсоюзными организациями проводилось социалистическое соревнование за досрочное выполнение планов и обязательств, привлекались молодые работники к управлению делами производства. Предметом общего внимания были вопросы трудоустройства и профессиональной подготовки молодых людей, создание необходимых условий для труда молодых людей, повышение общеобразовательного уровня работающей молодёжи.

Всё это имело положительное, позитивное значение для государства, общества и непосредственно молодежи.

Комсомол действительно участвовал во всех делах по строительству нового общества и его защите. На крутом переломе истории, характеризовавшемся переходом от войны к миру, к новой экономической политике, он выдержал экзамен на «социальную зрелость», проявил себя активным участником социалистического строительства, защитником экономических и социальных прав молодёжи. И надо отметить — деятельной защитой прав юношества, неутомимой борьбой за экономические интересы молодых он завоевывал авторитет, признание молодёжи и всего общества.

По инициативе комсомола были приняты правительственные законоположения, касающиеся труда, образования, быта, досуга молодёжи. Это постановления, направленные на сохранение рабочей молодёжи на производстве, введение брони — определённого процента рабочих мест специально для подростков, установление для них полного заработка при сокращенном трудовом дне. Также по его инициативе были учреждены школы фабрично-заводского обучения. Комсомол добился своего представительства в государственных и профсоюзных органах с целью осуществления контроля за ходом реализации прав молодёжи. Всё это имело жизненно важное значение для молодого поколения в условиях жесточайшей безработицы. Комсомол проявил себя в развертывании кооперативного движения.

Конечно, это могло осуществиться только при поддержке партии и государства. Те же школы фабрично-заводского обучения. Выступить с инициативой можно, но создать эти школы, получить необходимые средства, привлечь преподавательские кадры — всего этого можно было добиться только при прямой поддержке партийных и государственных органов. Кроме того, этим школам нужен был не общественный, а государственный статус. И партия, государство проявили такую поддержку, создали условия для создания таких школ и становление их как специального института образования государственной сети.

Весомым был вклад молодёжи в индустриальное развитие страны. Кузбасс и Магнитка, Турксиб и Днепрогэс, Комсомольск-на-Амуре и тракторный гигант на Волге, Ростсельмаш и Московский автозавод стали символами героической летописи комсомола, сумевшего возглавить патриотический подъем, энтузиазм молодёжи, направить творческую энергию юности на преобразование страны.

Комсомол выступил инициатором социалистического соревнования, движения бригад ударников, встречных планов. Из среды молодежи выдвинулось много героев, ставших общенациональной гордостью. За инициативу по организации социалистического соревнования газета «Комсомольская правда» была удостоена высшей награды — ордена Ленина.

Особо отметим, что это было первое награждение орденом Ленина Постановлением Президиума ЦИК от 23 мая 1930 г. орденом Ленина № 1 награждалась газета «Комсомольская правда» за «активное содействие в усилении темпов социалистического строительства и в связи с пятилетием со дня основания»[60].

В этом также переплеталась заинтересованность партии, государства и самой молодёжи и ее организаций. Получалось как бы единодействие всего общества.

Отечественная история — свидетель того, как участие в индустриализации явилось жизненной школой для миллионов молодых. В преодолении неимоверных трудностей, физическом перенапряжении сил выковывался характер, закалялась воля молодых строителей социализма, крепла их уверенность в жизненности провозглашённых социалистических идеалов. Внося вклад в решение исторических задач, они учились коллективизму, взаимовыручке, овладевали новой техникой.

И так было на всех участках преобразования страны на коммунистических началах. Так, молодежь, объединённая комсомолом, выступила ударной силой в преобразовании сельского хозяйства как считалось на социалистических началах. На заре коллективизации, в мае 1928 г., VIII съезд ВЛКСМ обязал каждого деревенского комсомольца, имевшего своё хозяйство, вступить в колхоз, стать примером для крестьян. Комсомол создавал товарищества по совместной обработке земли, пропагандировал передовые приемы труда, организовывал школы крестьянской молодежи с культурным уклоном, проводил соревнование между крестьянскими комсомольцами за звание «образцовый хозяин».

Все это имело положительное значение для страны, общества, советского народа и соответственно для самой молодежи, её формирования, для укрепления положения, места комсомола в советском обществе и его политической системе. Естественно это отвечало интересам правящей компартии, Советского государства.

В своей деятельности по активизации молодёжи в преобразовании страны, в строительстве нового общества Союз молодёжи тесно сотрудничал с профсоюзами. Программа РКСМ, принятая IV съездом комсомола в сентябре 1921 г., предусматривала, что «свою работу и борьбу в области улучшения условий труда, быта и образования рабочей молодежи» комсомол проводит совместно с профсоюзами и через них. В программе говорилось, что «РКСМ активно участвует во всей работе профсоюзов, в особенности в той части, которая касается рабочей молодежи, связываясь с ними через представителей, помогая им в деле вербовки членов, созданием фондов, в проведении их требований»[61].

Комсомол имел своих представителей в руководящих органах профсоюзов. По инициативе ЦК РКСМ III Всероссийский съезд профессиональных союзов (апрель 1920 года) принял резолюцию об участии комсомола в жизни профсоюзов, профессиональном движении по различным направлениям их деятельности[62].

Одновременно в комсомольских комитетах существовали экономико-правовые отделы. Их главной задачей являлось активное участие в проведении охраны труда молодежи «с целью практического участия в социалистическом строительстве»[63].

Таким образом, сотрудничество комсомола и профсоюзов способствовало активизации молодёжи в переустройстве страны, то есть работало на ставку компартии и советского государства на молодое поколение.

Этой же цели служило участие молодёжи и комсомола в обсуждении общеполитических вопросов. Но коммунистическая партия не допускала «свободного волеизъявления» по политическим вопросам даже комсомолу — проверенной организации, своему помощнику и резерву.

III съезд РКСМ в 1920 г. записал в принятой им практически первой Программе Союза формулировку, согласно которой комсомол мог участвовать в обсуждении только тех общеполитических вопросов, которые определила партия[64]. Иными словами, от партии зависели рамки обсуждения того или иного вопроса.

Показательным в этом отношении является указание Х съезда РКП (б) (март 1921 г.), которое преподносилось как требование — РКСМ должен привлечь комсомольцев к обсуждению вопросов общеполитических, советского и партийного строительства, но не в своих организациях, а через участие в открытых общих собраниях партийных организаций, делегатских собраниях, конференциях и съездах. Иными словами, комсомол мог вести политическую деятельность в обществе, но только под контролем партии, в определяемых ею рамках. Показательно также то, что эти вопросы были поставлены в резолюции «По вопросам партийного строительства»[65].

Компартия определяла задачи комсомола по привлечению комсомольцев и молодёжи к поддержке практически всех политических и хозяйственных действий партии и государства. VII съезд ВЛКСМ в марте 1926 г. сделал это требование уставным[66]. Тем самым под руководством и контролем партии комсомол мог и должен был участвовать в общественно-политической жизни и в переустройстве страны.

Но из этого не следует вывод, что комсомол являлся безликой, бесправной организацией. В одном научном сочинении есть утверждение о том, что «партийно-государственный аппарат принимал те из молодежных, комсомольских инициатив, с помощью которых можно было “спускать пар”, ”латать хозяйственные дыры”, являющиеся следствием пороков системы управления или прямым результатом управленческих просчетов»[67].

Действительно, можно говорить о том, что партия и государство были заинтересованы в тех инициативах и практических делах молодежи, где была прямая помощь в народно-хозяйственном строительстве, в решении социальных вопросов. Но партия и государство не возбраняли, не запрещали инициативы какого-либо иного характера, если только они не носили асоциального характера. Сам же исследователь пишет, что «инициатива молодежи рождала много эффективных форм участия комсомола в социально-экономическом развитии страны: комсомольско-молодежные коллективы, студенческие строительные отряды, молодежные жилищные комплексы, ученические производственные бригады и многое другое»[68].

Комсомол действительно участвовал к латании «общественных дыр». Но комсомол, молодёжь и должны были «латать дыры», ведь это они делали в своих интересах, в конце концов, в интересах общества и государства, в которых они жили, действовали.

Политическая система предусматривала, что представители комсомола избирались в государственные представительные органы власти и руководящие органы компартии всех уровней. Эту традицию часто представляют как данное комсомолу право «вхождения» в государственные и партийные органы, то есть закреплённое, фиксированное право. Представители комсомола не входили, а избирались в соответствующие выборные органы партийных, советских органов, что совсем не одно и то же. Партийные съезды, конференции, собрания могли избрать и не избрать представителей комсомола, но, как правило, избирали, так как деятельность комсомола не только не противоречила целям и задачам партии, но и являлась практически частью этих целей и задач. Что же касается выборов в законодательные органы власти, то здесь было право избирателей.

Конечно, и теперь это известно, существовали разнарядки, партийные рекомендации, которые способствовали избранию комсомольских руководителей и работников в органы власти. Но, повторяем, выборы органов Советской власти проводились на основе советской демократии.

Также не правомерно утверждение, что члены комсомольских органов входили в исполнительные структуры. Такого положения в рассматриваемый период не было. Из истории известна практика уже 60-х годов, когда в целях усиления государственной молодежной политики, учёта мнения комсомола, как единственной организации советской молодёжи, представители комсомола вводились в составы ряда коллегий министерств и государственных комитетов, которые были непосредственно связаны с решением молодёжных проблем (министерства народного образования, культуры, комитеты по радио- и телевещанию, физической культуре и спорту), в качестве дополнительных членов. Но это не было системой, обязательностью. Более того, министерства, государственные комитеты не были обязаны исполнять решения или советы комитетов комсомола. Эти члены коллегий не представляли в министерствах и госкомитетах комсомол как организацию, они были как бы представителями от комсомола.

Неточность содержится в формулировке: «компартия, в силу своего руководящего положения, посчитала необходимым вхождение комсомольских работников в органы государственной власти»[69]. В таком контексте компартия давать указания не могла. Приведём дословно положение постановления ЦК КПСС «О 50-летии ВЛКСМ и задачах коммунистического воспитания молодежи» (октябрь 1968 г.): «Признать целесообразным создание постоянных депутатских комиссий по делам молодежи в Верховном Совете СССР, Верховных Советах союзных и автономных республик, краевых, областных, окружных, городских и районных Советах депутатов трудящихся»[70]. В этом положении нет и намёка на то, что партия «считала необходимым вхождение комсомольских работников в органы государственной власти». То, что комиссии по делам молодежи часто возглавляли депутаты, работавшие руководителями комитетов комсомола, говорит лишь о решении соответствующих комиссий и руководящих органов Советов с учётом различных обстоятельств. Но здесь не было автоматического назначения комсомольских руководителей по должности. Такое же положение было и с представительством комсомола в профсоюзных комитетах.

Подчеркнем, что уже в первой половине 20-х годов сложилась чёткая система взаимного представительства комсомола во всех государственных и общественных органах, проводивших работу среди молодежи.

Все это позволяло комсомолу оправдывать ставку компартии и Советского государства на молодое поколение в переустройстве страны. И именно это приводило к тому, что, пользуясь своим положением в политической системе, комсомол стремился браться за не свойственные ему вопросы, ставил вопрос о передаче ему отдельных функций профсоюзов и хозяйственных органов, касающихся различных сторон жизнедеятельности молодёжи.

При создании РКСМ в октябре 1918 г. были определены три основные функции коммунистической молодёжной организации: политическое воспитание молодежи; защита республики от врагов революции и защита правовых, экономических, социальных, культурных прав молодежи; активное участие молодёжи «в революционном строительстве Советской России и творчестве новых форм жизни»[71]. С VII съезда ВЛКСМ (1926 г.) началась «заметная подвижка в сторону созидательной функции с последующим превращением комсомола в ударную бригаду социализма»[72]. Созидательная функция комсомола стала основополагающей в деятельности ВЛКСМ. Участие в хозяйственной жизни страны поощрялось и вознаграждалось политическим руководством. Именно вокруг утверждения «новых форм жизни» страны возникали мифотворчество, привычка использовать молодёжь как ударную силу для решения самых тяжелых вопросов.

Партия и государство отводили большую роль участию комсомола в хозяйственном строительстве. С конца 1920-х годов компартия вела к подмене функций комсомола как общественно-политической организации участием в решении экономических задач. Союз молодежи, действуя под политическим контролем и организационным руководством компартии, всё больше включался в государственно-хозяйственную сферу.

Наиболее отчётливо этот вопрос раскрыт в постановлении ЦК ВКП (б) об участие ВЛКСМ в хозяйственном строительстве от 23 декабря 1929 г. В нём указывалось, что коммунистическое воспитание возможно только «при действительном участии молодёжи в социалистическом строительстве». Ставилась задача организовать изучение «перспективных планов хозяйственного строительства и промфинпланов»; развернуть «решительную борьбу за выполнение и максимальное превышение производственных программ и качественных показателей»; добиться «поголовного охвата социалистическим соревнованием и движением ударных бригад комсомольцев и рабочей молодёжи». Центральный Комитет компартии обязывал комсомол поднять массовое рационализаторское и техническое движение среди молодёжи, подчеркивал, что «техническая подготовка для комсомольцев, и в первую очередь для комсомольского актива, должна быть столь же обязательным делом, как военная и политическая подготовка. Час в день на техническую учебу — это должно стать лозунгом действия каждого комсомольца»[73]. Комсомолу отводилась важное место в решении кадровых проблем, освоении новой техники и т. д.

Высший орган партии требовал организовать изучение «перспективных планов хозяйственного строительства и промфинпланов»[74], развернуть «решительную борьбу за выполнение и максимальное превышение производственных программ и качественных показателей», обеспечить «поголовный охват социалистическим соревнованием и движением ударных бригад комсомольцев и рабочей молодежи». Перед комсомолом ставились задачи в решении кадровых проблем, освоении новой техники и т. д.[75]

«В ответ на правительственное задание о выполнении пятилетки в четыре года комсомол объявил себя ударным», — говорилось в справке Информационно-статистического сектора ЦК ВЛКСМ «Об участии комсомола в выполнении промфинплана за первое полугодие 1929 года»[76].

Комсомол играл большую роль в модернизации сельского хозяйства. Примечательны слова Л. М. Кагановича, сказанные им на IX съезде ВЛКСМ в январе 1931 г.: «Комсомол был действительно помощником в нашем строительстве. В тех деревнях, где не было партийных ячеек, КСМ играл не только роль помощника, исполнителя, но играл роль застрельщика в борьбе за колхозы, он играл роль застрельщика в ликвидации кулачества»[77].

Положение комсомола на селе во многом определялось тем, что здесь партийных организаций было меньше комсомольских, во многих хозяйствах комсомольские ячейки вообще были единственными коммунистическими организациями. К началу 1927 г. на 613 587 населенных пунктов сельского типа партийных ячеек и кандидатских групп было 20 878, объединивших 294 721 коммуниста[78], а ряды комсомола составили 1055 тысяч человек, объединённых в 48 828 ячейках[79]. Таким образом комсомольских ячеек в деревне на 27 950 было больше партийных.

В связи с малочисленностью партийных рядов в деревне более половины комсомольских ячеек работали в селах и деревнях, где не было партийных ячеек. А это повышало ответственность комсомола за его вклад в решение задач создания и упрочнения колхозного строя. Не случайно ЦК ВКП (б) в феврале 1929 г. обязал райкомы партии включить такие комсомольские ячейки в «план своего обслуживания (выезды, инструктирование, вызовы на партийные совещания, снабжение материалами и т. д.)»[80].

В декабре 1929 г. ЦК ВКП (б) требовал от комсомола более деятельного участия в коллективизации сельского хозяйства и предлагал комсомольским организациям особое внимание обратить на усиление своего участия в колхозном движении, обобществлении, решительной очистке колхозов от кулацких элементов.

Центральный комитет партии обязывал комсомол разъяснять бедняцко-батрацкой и середняцкой молодёжи роль совхозов и колхозов в социалистической реконструкции сельского хозяйства, повышать участие молодёжи в борьбе за высокую производительность труда, подъём урожайности, развивать движение ударных бригад, проводить конкурсы. На комсомол возлагалась и работа по укреплению сельских Советов, оживлению их деятельности[81].

ЦК ВКП (б) поручал комсомолу развивать массовое движение крестьянской молодёжи за овладение сельскохозяйственной машинной техникой и агроколхозными знаниями.

О понимании партией роли комсомола в решении народнохозяйственных задач говорит следующее положение постановления ЦК ВКП (б): «Необходимо организовать массовую подготовку трактористов, комбайнеров и сельскохозяйственных механиков из среды комсомольцев, в кратчайший срок ликвидировать агронеграмотность среди деревенских комсомольцев путём организации сельскохозяйственных курсов, кружков, заочного обучения, проведения сельскохозяйственных производственных экскурсий, распространения сельскохозяйственных знаний и т. д.». Комсомол должен был участвовать и в подготовке кадров организаторов, агрономов и технических руководителей для совхозов, колхозов, МТС[82]. И комсомол деятельно участвовал в создании машинно-тракторных станций, в колхозном строительстве, был прямым помощником партии в ликвидации кулачества как класса.

Все эти задачи имели общенародное значение, и партия видела и подчеркивала крупную роль комсомола в их решении. Вместе с тем данные вопросы выходили за рамки функций общественно-политической юношеской организации.

Участие комсомола в развитии сельского хозяйства отражало общую обстановку в стране, решаемые обществом задачи. В данном случае правомерно говорить о том, что прямыми поручениями комсомолу партия и государство открывали реальные возможности молодежи участвовать жизни общества, занимать достойное место в его политической системе.

Вместе с тем крестьянская молодежь переживала нравственные и политические потрясения. С одной стороны, молодым людям льстило то, что они находились на переднем фронте в борьбе за социализм. С другой — немало молодых людей из семей кулаков и середняков становилась изгоями в собственном государстве, попадали вместе с родителями в ссылки, что отражалось на формировании их личности, мировоззрения, нравственных устоев, жизненной судьбы. VIII съезд ВЛКСМ (май 1928 г.) обязывал «каждого комсомольца — самостоятельного домохозяина быть в колхозе». Комсомолец должен был первым вступить в колхоз»[83]. Это партийно-комсомольское указание исходило из решаемых обществом задач, но здесь очевидным было насилие над сознанием и поступками молодых людей.

В промышленности в большинстве трудовых коллективов имелись комсомольские организации. Партия и комсомол предпринимали действенные меры к тому, чтобы возрастало и количество комсомольских организаций в колхозах, совхозах, машинотракторных станциях.

В сентябре 1931 г. в ВЛКСМ было 92 400 колхозных ячеек; таким образом, они имелись в 39,8 % всех колхозов. По выборочным данным 3-х районов Центрально-Черноземной области из 11 106 колхозов ячейки комсомола были созданы только в 1980, что составляло всего 17 %; из 350 совхозов ячейки функционировали в 225 или 64,2 %; ячейками комсомола имелись в 76 % МТС[84].

Для создания комсомольских организаций по решению ЦК ВКП (б) было переброшено 30 000 человек комсомольского актива из колхозных комсомольских ячеек в колхозы, где не было комсомольцев[85]. Однако во многих колхозах они так и не были созданы. В сентябре 1938 г. отдел учёта и статистики ЦК ВЛКСМ направил в секретариат Центрального Комитета информацию «О создании новых первичных комсомольских организаций в колхозах». В ней указывалось на то, что слабо выполнялась директива Х съезда ВЛКСМ о создании новых первичных организаций в колхозах. На тот период первичные комсомольские организации в Орловской области были только в 26 % колхозов, Тульской — 23 %, Вологодской — 19 %, Смоленской — 15 %, в Калининской — 10 %; в Московской области на начало 1938 года из 6557 колхозов комсомольские организации имелись только в 1080 или 16,5 %[86].

28 июня 1931 г. на пленуме ЦК ВЛКСМ, генеральный секретарь ЦК комсомола А. В. Косарев высказался за то, чтобы комсомол «взял на себя функции профсоюзов, хозяйственников по вопросам строительства, быта на новых предприятиях». Выполнение лозунга «догнать и перегнать» рассматривалось руководителями комсомола центральной задачей, исходным пунктом работы Союза молодежи[87].

Конечно, комсомол мог и должен был заниматься «вопросами строительства, быта на новых предприятиях», но он не мог взять эти хозяйственные вопросы на себя, так как у него не было для этого ни средств, ни кадров. Тем более комсомол не должен был присваивать себе «функции профсоюзов, хозяйственников». Конечно, это был лишь красивый лозунг, не имевший реальной основы для воплощения в жизнь. Более того, комсомол не имел ни какого юридического права брать на себя функции профсоюзов и хозяйственников, отторгать от них эти функции.

В марте 1930 г. ЦК ВЛКСМ рассмотрел вопрос «Об участии комсомола в капитальном строительстве и промышленности стройматериалов». Делался вывод, что «строительство может справиться с этими задачами лишь при условии постоянного внимания со стороны всей общественности, в том числе и комсомола». Бюро ЦК ВЛКСМ обязывало комсомольские организации в ближайшее время добиться решительного перелома в деле участия молодежи в строительстве, которое должно стать одним из боевых участков в работе.

В такой постановке вопроса не было чего-то недопустимого. Молодежь как часть общества должна была участвовать в общенародных делах. Естественным было желание комсомола всячески усилить эту деятельность молодёжи.

В принятом постановлении ЦК ВЛКСМ ставилась задача «мобилизовать внимание всей рабочей молодёжи на своевременное выполнение плана строительства и преодоление встречающихся трудностей», обращалось внимание на «крайне слабую прослойку комсомольцев среди строительных рабочих» и намечались пути её повышения как путем «вербовки 20 000 комсомольцев на строительные курсы и закрепление их на работе до конца строительства, так и повышением роста комсомола за счёт батрацко-бедняцких кадров строителей».

Перед комсомольскими ячейками выдвигались конкретные задачи: организовать ударные бригады, ударные строительные молодежные участки; установить связь и развернуть соревнование между рабочими-строителями с рабочими заводов, снабжающими строительство строительными материалами; содействовать в подготовке строительных рабочих; повышать техническую грамотность молодёжи и взрослых рабочих, организуя рационализаторские и технические бригады.

Постановление бюро ЦК ВЛКСМ определяло задачи Союза молодёжи по шефству над строительством гигантов первой пятилетки, но в документе не было ни слова об организационных, хозяйственных ошибках руководителей. Все недоработки объяснялись трудностями первопроходцев и непониманием молодежью проблем построения нового общества[88].

В мае 1930 г. ЦК ВЛКСМ выдвинул «боевой лозунг» «Комсомол — за силос» и давал разнарядку по заготовкам тоннажа «силосуемой массы»[89]. В 1932 г. по указанию ЦК ВКП (б) комсомол «принял шефство над конем» и решил направить 10 тысяч комсомольцев на работу конюхами в колхозы[90]. В июне того же года Центральный комитет комсомола принял постановление «Об участии комсомола в борьбе за сохранение и развитие конского поголовья», в котором ставилась задача в двухнедельный срок совместно с колхозными и совхозными организациями на основе добровольности выделить и прикрепить не менее 500 тысяч комсомольцев к лошадям из колхозов и совхозовсроком не менее, чем на год, с целью ухода и установления контроля за содержанием лошадей. Задачей каждого прикреплённого комсомольца являлось — «добиться, чтобы его помощь была образцовой в колхозе и совхозе»[91].

В августе комитеты комсомола проводили мобилизации комсомольцев на уборку урожая в зерновые совхозы[92].

Вместе с тем многие первичные комсомольские организации неохотно занимались вопросами производства. В комсомольских ячейках понимали, что на первом месте должны быть вопросы, касающиеся личности, жизнедеятельности молодого человека, а не решение хозяйственных вопросов, которыми должны заниматься хозяйственные органы.

Сошлёмся на один документ ЦК ВЛКСМ — справку информационно-статистического сектора «Участие комсомола в выполнении промфинплана за первое полугодие 1929–1930 годов». В ней отмечалось, что «проводимые в последнее время рядом организаций ударные месячники массового обследования комсомольских ячеек по вопросу об участии в производственной жизни предприятия наглядно подтвердили вывод декабрьского пленума ЦК ВЛКСМ о том, что "вопросы хозяйственного строительства всё ещё не являются основными в работе комсомола”».

Приводились конкретные факты. На фабрике имени Свердлова г. Москвы проверяющий вынужден был записать, что центр тяжести в работе коллектива направлен на что угодно, только не на производственные вопросы. На пленуме Петроградского района Ленинграда говорилось, что секретари коллективов и ячеек заводов «Вулкан», «Красное знамя» и других прямо заявляли о том, что «производственные вопросы должны быть на втором месте в работе комсомола». Комсомольские ячейки типографии Краснопресненского района г. Москвы не сумели мобилизовать рабочих и молодежь на ликвидацию хозяйственных прорывов и не выполнили постановление райкома комсомола «О решительном повороте ячеек к производству». В справке делался вывод: «ячейки не сделали производственные вопросы центральными в своей работе»[93].

Такие примеры были не единичны, но о них предпочитали не распространяться, в документах партии и комсомола, а затем и в литературе больше говорилось об успехах комсомола и молодежи в решении народнохозяйственных задач, о массовом трудовом героизме, ударничестве и прочее.

В целом можно констатировать, что участие молодёжи в решении народнохозяйственных задач вытекало из интересов государства, общества и самой молодёжи. Может быть, здесь можно усматривать неточности в формулировках, но по своей сути молодёжь должна была всем этим заниматься, причём как в интересах государства, так ее самой.

Исследование данного вопроса позволяет отметить следующее.

Во-первых, государство не могло обойтись без активного участия молодёжи в развитии промышленности и экономики страны в целом. Молодёжь — это часть народа, а, следовательно, она должна своим трудом создавать экономическую базу страны. Поэтому призывы партии и государства к молодежи активно участвовать в развитии промышленности и сельского хозяйства, так же как и указанные решения комсомола, вполне объективны.

Во-вторых, молодёжь была заинтересована в труде на решающих участках народного хозяйства. Это создавало реальную возможность иметь рабочее место, уйти от безработицы, получить квалификацию, закрепиться в жизни.

В-третьих, государство допускало эксплуатацию труда молодёжи, призывало её идти на такие участки, где не были созданы необходимые условия для труда и тем более бытового обеспечения.

В-четвертых, призывая молодёжь на ударные объекты, государственные и хозяйственные органы не брали на себя обязанности по организации её труда и быта. Это приводило к тому, что отдельные партийные и хозяйственные руководители проявляли элементарное равнодушие к молодёжи.

Как видим, само участие молодёжи в хозяйственном строительстве было объективным фактором. Но в то же время был и субъективный фактор, когда государственные и хозяйственные органы не создавали молодежи условия для труда и быта, допускали элементы принуждения, многие трудности возникали из-за элементарной бесхозяйственности.

Поэтому молодые люди справедливо не хотели мириться с трудностями, которые официально объявлялись как временные. Однако этого не понимали даже руководители комсомола, которые допускали нападки на молодых людей, справедливо выступавших против разгильдяйства.

Показательным является выступление генерального секретаря ЦК ВЛКСМ А. В. Косарев в декабре 1932 г. в журнале «Большевик». Он писал: «Подлинного характера наших трудностей не понимают многие и особенно недостаточно подготовленные молодые люди. Они рассказывают примерно так: “Строим новые заводы и фабрики, создаем и укрепляем колхозы, по всем отраслям строительства двигаемся вперед, а сунешься в кооператив — ничего нет...” Некоторые молодые товарищи думают, что социализм можно построить без трудностей. А я утверждаю, утверждаю, что социализм без трудностей не построить»[94].

Вместо того, чтобы возмутиться тем, что в «кооперативах ничего нет», обратиться по этому вопросу в правительство и ЦК компартии, руководитель комсомола обвинил комсомольцев за их справедливые требования, списывал бесхозяйственность на объективность трудностей строительства социализма.

Конечно, были и объективные трудности. Серьёзную опасность для жизни народа вызывал голод вследствие засухи 1920 года и неурожая 1921 года. Он охватывал многие губернии страны, включая всё Поволжье. Под угрозой вымирания оказалось более 30 миллионов человек. Вместе с тем голод являлся и серьёзной угрозой для существования Советской власти, на карту была поставлена вся организаторская и революционная работа, проводившаяся партией, властью, а также комсомолом. Голод оказывал не только экономическое, моральное, но и огромное политическое воздействие на настроение народа. Голод — этой крайнее положение человека. Не случайно в акциях протеста голодовки являются самими сильными. Во время голода человек не хочет воспринимать объяснения объективности и призывы к терпимости, люди выражают озлобление и возмущение, ибо переносить такое бедствие человек просто не в состоянии. Здесь уместно привести слова В. И. Ленина: «Голод был действительно большим и серьезным несчастьем, таким несчастьем, которое грозило уничтожить всю нашу организационную и революционную работу»[95]. Борьба с голодом, сдерживание его пагубных последствий являлось важнейшей общественно-политической и хозяйственной задачей Коммунистической партии и Советского государства, а, следовательно, и РКСМ, как части политической системы общества. Во всей этой работе комсомол принял непосредственное участие.

Примечательно, что среди общественности формируется позитивная оценка существования комсомола как мощной организации советской молодежи, части политической системы, занимавшей высокое место в обществе и высказываются суждения о целесообразности существования подобной организации (при устранении её негативных качеств) в современных условиях, которая, как в свое время комсомол, участвовала бы в политических и социально-экономических процессах в обществе.

Учёные, отмечая негативный исторический опыт партийного руководства комсомолом, видят в резолюции последнего съезда КПСС «О молодежной политике КПСС» позитивную методологию принципов, методов, форм взаимоотношения молодежного союза и политической партии. Они считают правомерным обратиться к историческому опыту комсомола в плане его участия в разработке и реализации молодежной политики общества и государства.

Обращает на себя внимание, что учёные ещё при существовании советской политической системы считали комсомол государственной организацией. Данное положение научно несостоятельно, но очевидно, что только при вхождении Союза молодежи в политическую систему общества, его непосредственном участии в определении позиции государства в отношении молодёжи и реализации молодёжной политики можно предполагать позитивное решение проблем молодежи при современном социально-экономическом положении России.

Деятельность комсомола характеризовалась общегосударственностью, общенародностью, общепартийностью.

В литературе при оценке истории комсомольского движения в нашей стране и на международной арене справедливо отмечается, что в настоящее время нет юношеских организаций, по своему влиянию в молодежной среде и в обществе, адекватных комсомолу.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Задумаемся, сопоставим, сверим. М., 1988. С. 7–8.

[2] Там же. С. 7.

[3] Троцкий Л. Д. Культура переходного периода // Соч. Т. XXI. М. ; Л., 1927. С. 365.

[4] Зиновьев Г. Е. Интернационал молодежи и его задачи. Петроград, 1919. С. 13.

[5] Мироненко В. И. Комсомол в период реформации советского общества (1985–1991 гг.) : Дис. … канд. ист. наук. / Институт молодежи. М., 2000. С. 9.

[6] Деникин В. И. Российское государство и молодежные, детские объединения: смысл и практика партнерства. М. : Социум, 2000. С. 23.

[7] Документы КПСС о Ленинском комсомоле и пионерии. М., 1987. С. 236.

[8] Наследникам революции. Документы партии о комсомоле и молодежи. М. : Молодая гвардия, 1969. С. 562.

[9] Горбачев М. С. Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира. М., 1987. С. 116.

[10] Нехаев В. В., Куприянова Г. В. Государственная служба по делам молодежи: возникновение, структура, направление деятельности (историко-правовой аспект). Тула : Изд-во Тульского государственного педагогического университета им. Л. Н. Толстого, 2000. С. 11.

[11] Буренко В. И. Молодежная политика как управление социальными проблемами молодежи // Молодежная политика. История и современность. М., 1990. С. 27.

[12] Криворученко В. К. Права и обязанности комсомола в советском обществе. М., 1985. С. 5–21.

[13] Стецюра Ю. А. Молодежь в постреволюционном преобразовании России в 20–30-е годы. М., 1998. С. 59.

[14] Наследникам революции. Документы партии о комсомоле и молодежи. М. : Молодая гвардия, 1969. С. 563.

[15] Советы и комсомольские комитеты: Опыт сотрудничества // Молодой коммунист. 1984. № 3. С. 20–23.

[16] Долгушкин Н. Активная сила созидания: О совместной деятельности комсомольских организаций и местных Советов // Советы народных депутатов. 1987. № 4. С. 37.

[17] Молодой коммунист. 1984. № 3. С. 20–23.

[18] Наследникам революции. Документы партии о комсомоле и молодежи. М.: Молодая гвардия, 1969. С. 561.

[19] Макарычев А. С. Регионализм: Проблемы и перспективы // Общественные науки и современность. 1991. № 3. С. 51.

[20] Наследникам революции. Документы партии о комсомоле и молодежи. М. : Молодая гвардия, 1969. С. 562.

[21] См., напр.: Взаимодействие комсомола с другими общественными организациями. М., 1983; Совершенствование взаимодействия школы и комсомола. М., 1985; и др.

[22] См.: Взаимодействие школы, пионерской, комсомольской организаций, внешкольных учреждений в коммунистическом воспитании учащихся. М., 1984; Сквирский В. Я. Взаимодействие государственных и общественных учреждений // Советская педагогика. 1990. № 8; Лебедько В. Г. К вопросу о взаимодействии: Философский аспект // Военная мысль. 1990. № 11; и др.

[23] Масалов А. Г. Взаимодействие представительных институтов государственной власти и молодежных организаций в условиях демократизации советского общества : Дис. ... канд. философ. наук. М., 1991.

[24] Пшенников В. В. Взаимодействие КПСС с общественными органами в условиях перестройки : Дис. ... канд. ист. наук. М., 1990.

[25] Тихомирова Л. Ю. Самодеятельные общественные объединения молодежи в условиях демократизации советского общества. 1985–1991 гг.: Историко-политический аспект : Дис. ... канд. ист. наук. М., 1992.

[26] Пшенников В. В. Взаимодействие КПСС с общественными органами в условиях перестройки: Проблемы общего и особенного : Дис. ... канд. ист. наук. М., 1990. С. 142.

[27] Лебедько В. Г. К вопросу о взаимодействии: Философский аспект // Военная мысль. 1990. № 11. С. 46; Современная деятельность : Методология, теория, практика. М., 1988. С. 27.

[28] Взаимодействие школы, пионерской, комсомольской организаций, внешкольных учреждений в коммунистическом воспитании учащихся. М., 1984. С. 36.

[29] Криворученко В. К. Молодежная политика КПСС. Воронеж, 1991. С. 41.

[30] Масалов А. Г. Взаимодействие представительных институтов государственной власти и молодежных организаций в условиях демократизации советского общества : Дис. ... канд. филос. наук. М., 1991. С. 61.

[31] Филиппов Г. Г. Социальная организация и политическая власть. М., 1985. С. 6.

[32] Криворученко В. К. Молодёжная политика КПСС. Воронеж, 1991. С. 38–41.

[33] Михайлова Е. Н. Как живут неформальные молодежные объединения // Советская педагогика. 1991. № 1. С. 36.

[34] Фролов С. С. Формирование отношений власти в управлении организаций // Социологические исследования. 1991. С. 99.

[35] Взаимодействие школы, пионерской, комсомольской организаций, внешкольных учреждений в коммунистическом воспитании учащихся. М., 1984. С. 36.

[36] Социалистические отношения в общественном производстве. М., 1928. С. 45.

[37] Трудовой коллектив советского предприятия. М. ; Л., 1932. С. 67.

[38] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 41. С. 316.

[39] Сталин И. В. Соч. Т. 4. С. 392.

[40] Там же. Т. 6. С. 65–66.

[41] Там же. Т. 7. С. 242.

[42] Там же. Т. 11. С. 70–77.

[43] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 30. С. 226.

[44] Очерки истории молодежного движения. М., 1993. С. 137.

[45] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 714. Л. 7.

[46] Наследникам революции. М., 1969. С. 127.

[47] I Всероссийский съезд РКСМ : Протоколы. М., 1990. С. 90–91.

[48] Пролетку́льт (сокр. от Пролетарские культурно-просветительные организации) — массовая культурно-просветительская и литературно-художественная организация пролетарской самодеятельности при Наркомате просвещения , существовавшая с 1917 по 1932 год. См.: Пролеткульт [Электронный ресурс] // Википедия : свободная энциклопедия. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Пролеткульт (дата обращения: 24.04.2011).

[49] РГАСПИ. Ф 17. Оп. I. Д. 58. Л. 11.

[50] I Всероссийский съезд РКСМ : Протоколы. М., 1990. С. 81.

[51] III съезд РКСМ. Доклад Л. Шацкина «О программе союза» // Задумаемся, сопоставим, сверим. М., 1988. С. 9.

[52] Там же.

[53] Там же.

[54] Там же. С. 10.

[55] Программа РКСМ: Принята IV съездом РКСМ, сентябрь 1921 г. // I Всероссийский съезд РКСМ : Протоколы. М., 1990. С. 11.

[56] Там же.

[57] Там же.

[58] Программа РКСМ. Принята IV съездом РКСМ // Задумаемся, сопоставим, сверим. С. 10.

[59] Криворученко В. К. Права и обязанности комсомола в советском обществе. М., 1985. С. 5–21.

[60] Орден Ленина [Электронный ресурс] // Википедия : свободная энциклопедия. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Орден_Ленина (дата обращения: 26.04.2011).

[61] Программа РКСМ. Принята IV съездом РКСМ // Задумаемся, сопоставим, сверим. М., 1988. С. 10.

[62] III Всероссийский съезд профессиональных союзов. М., 1921; Задумаемся, сопоставим, сверим. М., 1988. С. 10.

[63] Задумаемся, сопоставим, сверим. М., 1988. С. 10.

[64] Комсомольская Летопись. 1926. № 2. С. 35, 87.

[65] КПСС в резолюциях… 9-е изд. М., 1984. Т. 2. С. 334.

[66] ВЛКСМ в резолюциях его съездов и конференций. М. ; Л., 1929. С. 271.

[67] Мироненко В. И. Комсомол в период реформации советского общества (1985–1991 гг.) : Дис. … канд. ист. наук. / Институт молодежи. М., 2000. С. 6.

[68] Там же. С. 8.

[69] Нехаев В. В., Куприянова Г. В. Государственная служба по делам молодежи: возникновение, структура, направление деятельности (историко-правовой аспект). Тула : Изд-во Тульского государственного педагогического университета им. Л. Н. Толстого, 2000. С. 10.

[70] Документы КПСС о Ленинском комсомоле и пионерии. М., 1987. С. 236.

[71] Товарищ комсомол. М., 1969. Т. 1. С. 9.

[72] Галаган А., Ильинский И. На круги своя? // Куда идет комсомол? М. : Молодая гвардия, 1990. С. 200.

[73] КПСС в резолюциях… 9-е изд. М., 1985. Т. 5. С. 69–71.

[74] «Техпромфинплан предприятия, комплексный текущий (годовой) план производственной, технической и финансовой деятельности, а также социального развития коллектива социалистического промышленного предприятия (объединения), конкретизирующий показатели перспективного (пятилетнего) плана и предусматривающий выполнение государственных плановых заданий с наибольшей эффективностью. Т. п. основывается на прогрессивных технико-экономических нормах и нормативах использования сырья, материалов, основных производственных фондов, трудовых и денежных ресурсов. В целях максимального увеличения выпуска необходимой народному хозяйству продукции Т. п. предусматривает внедрение достижений научно-технического прогресса в производство, мобилизацию имеющихся резервов, всемерное осуществление режима экономии, использование хозяйственного расчёта, современных методов управления, рост производительности труда, снижение материалоёмкости продукции, повышение фондоотдачи. В Т. п. уточняются и учитываются возможности дальнейшего роста эффективности производства, выявленные в ходе реализации перспективных планов предприятий (объединений)». См.: Техпромфинплан предприятия [Электронный ресурс] // Большая советская энциклопедия. URL: http://slovari.yandex.ru/~книги/БСЭ/Техпромфинплан предприятия/ (дата обращения: 25.04.2011).

[75] КПСС в резолюциях... М., 1984. Т. 5. С. 69–71.

[76] РГАСПИ. Ф. 1-м. Оп. 23. Д. 963. Л. 7.

[77] IX съезд ВЛКСМ. Стенографический отчет. М., 1931. С. 345.

[78] Справочник партийного работника. М. ; Л., 1930. Вып. 7. Ч. 2.

[79] Отчет ЦК ВЛКСМ VIII Всесоюзный съезд. М., 1928. С. 78.

[80] КПСС в резолюциях… 9-е изд. М., 1984. Т. 4.

[81] Постановление ЦК ВКП (б) «Об участии ВЛКСМ в колхозном строительстве», 23 декабря 1929 года // КПСС в резолюциях… 9-е изд. М., 1984. Т. 5. С. 70.

[82] Там же. С. 71.

[83] Товарищ комсомол... Т. 1. М., 1969. С. 366–369.

[84] РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 997. Л. 1–2, 11.

[85] РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 992. Л. 7.

[86] РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 1311. Л. 41.

[87] РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 2. Д. 84. Л. 40.

[88] РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 946. Л. 62–65.

[89] РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 968. Л. 5.

[90] РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 977. Л. 10.

[91] РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 1022. Л. 5.

[92] РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 1022. Л. 11.

[93] РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 963. Л. 4.

[94] Большевик. 1932. № 12. С. 8.

[95] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 45. С. 285.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Большевик. 1932. № 12.

Буренко В. И. Молодежная политика как управление социальными проблемами молодежи // Молодежная политика. История и современность. М., 1990.

Взаимодействие комсомола с другими общественными организациями. М., 1983.

Взаимодействие школы, пионерской, комсомольской организаций, внешкольных учреждений в коммунистическом воспитании учащихся. М., 1984.

ВЛКСМ в резолюциях его съездов и конференций. М. ; Л., 1929.

Галаган А., Ильинский И. На круги своя? // Куда идет комсомол? М. : Молодая гвардия, 1990.

Горбачев М. С. Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира. М., 1987.

Деникин В. И. Российское государство и молодежные, детские объединения: смысл и практика партнерства. М. : Социум, 2000.

Документы КПСС о Ленинском комсомоле и пионерии. М., 1987.

Долгушкин Н. Активная сила созидания: О совместной деятельности комсомольских организаций и местных Советов // Советы народных депутатов. 1987. № 4.

Задумаемся, сопоставим, сверим. М., 1988.

Зиновьев Г. Е. Интернационал молодежи и его задачи. Петроград, 1919.

Комсомольская Летопись. 1926. № 2.

КПСС в резолюциях... 9-е изд. М., 1984. Т. 5.

КПСС в резолюциях… 9-е изд. М., 1984. Т. 2.

КПСС в резолюциях… 9-е изд. М., 1984. Т. 4.

Криворученко В. К. Молодежная политика КПСС. Воронеж, 1991.

Криворученко В. К. Права и обязанности комсомола в советском обществе. М., 1985.

Лебедько В. Г. К вопросу о взаимодействии: Философский аспект // Военная мысль. 1990. № 11.

Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 30.

Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 41.

Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 45.

Макарычев А. С. Регионализм: Проблемы и перспективы // Общественные науки и современность. 1991. № 3. С. 50–57.

Масалов А. Г. Взаимодействие представительных институтов государственной власти и молодежных организаций в условиях демократизации советского общества : Дис. ... канд. философ. наук. М., 1991.

Мироненко В. И. Комсомол в период реформации советского общества (1985–1991 гг.) : Дис. … канд. ист. наук. / Институт молодежи. М., 2000.

Михайлова Е. Н. Как живут неформальные молодежные объединения // Советская педагогика. 1991. № 1. С. 35–39.

Наследникам революции. Документы партии о комсомоле и молодежи. М. : Молодая гвардия, 1969.

Нехаев В. В., Куприянова Г. В. Государственная служба по делам молодежи: возникновение, структура, направление деятельности (историко-правовой аспект). Тула : Изд-во Тульского государственного педагогического университета им. Л. Н. Толстого, 2000.

Орден Ленина [Электронный ресурс] // Википедия : свободная энциклопедия. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Орден_Ленина (дата обращения: 26.04.2011).

Отчет ЦК ВЛКСМ VIII Всесоюзный съезд. М., 1928.

Очерки истории молодежного движения. М., 1993.

Постановление ЦК ВКП (б) «Об участии ВЛКСМ в колхозном строительстве», 23 декабря 1929 года // КПСС в резолюциях… 9-е изд. М., 1984. Т. 5.

Программа РКСМ: Принята IV съездом РКСМ, сентябрь 1921 г. // I Всероссийский съезд РКСМ : Протоколы. М., 1990.

Пролеткульт [Электронный ресурс] // Википедия : свободная энциклопедия. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Пролеткульт (дата обращения: 24.04.2011).

Пшенников В. В. Взаимодействие КПСС с общественными органами в условиях перестройки : Дис. ... канд. ист. наук. М., 1990.

Сквирский В. Я. Взаимодействие государственных и общественных учреждений // Советская педагогика. 1990. № 8.

Совершенствование взаимодействия школы и комсомола. М., 1985.

Советы и комсомольские комитеты: Опыт сотрудничества // Молодой коммунист. 1984. № 3. С. 20–23.

Современная деятельность : Методология, теория, практика. М., 1988.

Социалистические отношения в общественном производстве. М., 1928.

Справочник партийного работника. М. ; Л., 1930. Вып. 7. Ч. 2.

Сталин И. В. Соч. Т. 4.

Стецюра Ю. А. Молодежь в постреволюционном преобразовании России в 20–30-е годы. М., 1998.

Техпромфинплан предприятия [Электронный ресурс] // Большая советская энциклопедия. URL: http://slovari.yandex.ru/~книги/БСЭ/Техпромфинплан предприятия/ (дата обращения: 25.04.2011).

Тихомирова Л. Ю. Самодеятельные общественные объединения молодежи в условиях демократизации советского общества. 1985–1991 гг.: Историко-политический аспект : Дис. ... канд. ист. наук. М., 1992.

Товарищ комсомол. М., 1969. Т. 1.

Троцкий Л. Д. Культура переходного периода // Соч. Т. XXI. М. ; Л., 1927.

Трудовой коллектив советского предприятия. М. ; Л., 1932.

Филиппов Г. Г. Социальная организация и политическая власть. М., 1985.

Фролов С. С. Формирование отношений власти в управлении организаций // Социологические исследования. 1991. С. 99.

I Всероссийский съезд РКСМ : Протоколы. М., 1990.

III Всероссийский съезд профессиональных союзов. М., 1921.

III съезд РКСМ. Доклад Л. Шацкина «О программе союза» // Задумаемся, сопоставим, сверим. М., 1988.

IX съезд ВЛКСМ. Стенографический отчет. М., 1931.


АРХИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ

РГАСПИ. Ф 17. Оп. I. Д. 58. Л. 11.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 714. Л. 7.

РГАСПИ. Ф. 1-м. Оп. 23. Д. 963. Л. 7.

РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 2. Д. 84. Л. 40.

РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 1022. Л. 11.

РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 1022. Л. 5.

РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 1311. Л. 41.

РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 946. Л. 62–65.

РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 963. Л. 4.

РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 968. Л. 5.

РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 977. Л. 10.

РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 992. Л. 7.

РГАСПИ. Ф.1-м. Оп. 23. Д. 997. Л. 1–2, 11.


BIBLIOGRAPHY (TRANSLITERATION)

Bol'shevik. 1932. № 12.


Burenko V. I. Molodezhnaia politika kak upravlenie sotsial'nymi problemami molodezhi // Molodezhnaia politika. Istoriia i sovremennost'. M., 1990.

Vzaimodeistvie komsomola s drugimi obshchestvennymi organizatsiiami. M., 1983.

Vzaimodeistvie shkoly, pionerskoi, komsomol'skoi organizatsii, vneshkol'nykh uchrezhdenii v kommunisticheskom vospitanii uchashchikhsia. M., 1984.

VLKSM v rezoliutsiiakh ego s"ezdov i konferentsii. M. ; L., 1929.

Galagan A., Il'inskii I. Na krugi svoia? // Kuda idet komsomol? M. : Molodaia gvardiia, 1990.

Gorbachev M. S. Perestroika i novoe myshlenie dlia nashei strany i dlia vsego mira. M., 1987.

Denikin V. I. Rossiiskoe gosudarstvo i molodezhnye, detskie ob"edineniia: smysl i praktika partnerstva. M. : Sotsium, 2000.

Dokumenty KPSS o Leninskom komsomole i pionerii. M., 1987.

Dolgushkin N. Aktivnaia sila sozidaniia: O sovmestnoi deiatel'nosti komsomol'skikh organizatsii i mestnykh Sovetov // Sovety narodnykh deputatov. 1987. № 4.

Zadumaemsia, sopostavim, sverim. M., 1988.

Zinov'ev G. E. Internatsional molodezhi i ego zadachi. Petrograd, 1919.

Komsomol'skaia Letopis'. 1926. № 2.

KPSS v rezoliutsiiakh... 9-e izd. M., 1984. T. 5.

KPSS v rezoliutsiiakh… 9-e izd. M., 1984. T. 2.

KPSS v rezoliutsiiakh… 9-e izd. M., 1984. T. 4.

Krivoruchenko V. K. Molodezhnaia politika KPSS. Voronezh, 1991.

Krivoruchenko V. K. Prava i obiazannosti komsomola v sovetskom obshchestve. M., 1985.

Lebed'ko V. G. K voprosu o vzaimodeistvii: Filosofskii aspekt // Voennaia mysl'. 1990. № 11.

Lenin V. I. Poln. sobr. soch. T. 30.

Lenin V. I. Poln. sobr. soch. T. 41.

Lenin V. I. Poln. sobr. soch. T. 45.

Makarychev A. S. Regionalizm: Problemy i perspektivy // Obshchestvennye nauki i sovremennost'. 1991. № 3. S. 50–57.

Masalov A. G. Vzaimodeistvie predstavitel'nykh institutov gosudarstvennoi vlasti i molodezhnykh organizatsii v usloviiakh demokratizatsii sovetskogo obshchestva : Dis. ... kand. filosof. nauk. M., 1991.

Mironenko V. I. Komsomol v period reformatsii sovetskogo obshchestva (1985–1991 gg.) : Dis. … kand. ist. nauk. / Institut molodezhi. M., 2000.

Mikhailova E. N. Kak zhivut neformal'nye molodezhnye ob"edineniia // Sovetskaia pedagogika. 1991. № 1. S. 35–39.

Naslednikam revoliutsii. Dokumenty partii o komsomole i molodezhi. M. : Molodaia gvardiia, 1969.

Nekhaev V. V., Kupriianova G. V. Gosudarstvennaia sluzhba po delam molodezhi: vozniknovenie, struktura, napravlenie deiatel'nosti (istoriko-pravovoi aspekt). Tula : Izd-vo Tul'skogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. L. N. Tolstogo, 2000.

Orden Lenina [Elektronnyi resurs] // Vikipediia : svobodnaia entsiklopediia. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Orden_Lenina (data obrashcheniia: 26.04.2011).

Otchet TsK VLKSM VIII Vsesoiuznyi s"ezd. M., 1928.

Ocherki istorii molodezhnogo dvizheniia. M., 1993.

Postanovlenie TsK VKP (b) «Ob uchastii VLKSM v kolkhoznom stroitel'stve», 23 dekabria 1929 goda // KPSS v rezoliutsiiakh… 9-e izd. M., 1984. T. 5.

Programma RKSM: Priniata IV s"ezdom RKSM, sentiabr' 1921 g. // I Vserossiiskii s"ezd RKSM : Protokoly. M., 1990.

Proletkul't [Elektronnyi resurs] // Vikipediia : svobodnaia entsiklopediia. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Proletkul't (data obrashcheniia: 24.04.2011).

Pshennikov V. V. Vzaimodeistvie KPSS s obshchestvennymi organami v usloviiakh perestroiki : Dis. ... kand. ist. nauk. M., 1990.

Skvirskii V. Ia. Vzaimodeistvie gosudarstvennykh i obshchestvennykh uchrezhdenii // Sovetskaia pedagogika. 1990. № 8.

Sovershenstvovanie vzaimodeistviia shkoly i komsomola. M., 1985.

Sovety i komsomol'skie komitety: Opyt sotrudnichestva // Molodoi kommunist. 1984. № 3. S. 20–23.

Sovremennaia deiatel'nost' : Metodologiia, teoriia, praktika. M., 1988.

Sotsialisticheskie otnosheniia v obshchestvennom proizvodstve. M., 1928.

Spravochnik partiinogo rabotnika. M. ; L., 1930. Vyp. 7. Ch. 2.

Stalin I. V. Soch. T. 4.

Stetsiura Iu. A. Molodezh' v postrevoliutsionnom preobrazovanii Rossii v 20–30-e gody. M., 1998.

Tekhpromfinplan predpriiatiia [Elektronnyi resurs] // Bol'shaia sovetskaia entsiklopediia. URL: http://slovari.yandex.ru/~knigi/BSE/Tekhpromfinplan predpriiatiia/ (data obrashcheniia: 25.04.2011).

Tikhomirova L. Iu. Samodeiatel'nye obshchestvennye ob"edineniia molodezhi v usloviiakh demokratizatsii sovetskogo obshchestva. 1985–1991 gg.: Istoriko-politicheskii aspekt : Dis. ... kand. ist. nauk. M., 1992.

Tovarishch komsomol. M., 1969. T. 1.

Trotskii L. D. Kul'tura perekhodnogo perioda // Soch. T. XXI. M. ; L., 1927.

Trudovoi kollektiv sovetskogo predpriiatiia. M. ; L., 1932.

Filippov G. G. Sotsial'naia organizatsiia i politicheskaia vlast'. M., 1985.

Frolov S. S. Formirovanie otnoshenii vlasti v upravlenii organizatsii // Sotsiologicheskie issledovaniia. 1991. S. 99.

I Vserossiiskii s"ezd RKSM : Protokoly. M., 1990.

III Vserossiiskii s"ezd professional'nykh soiuzov. M., 1921.

III s"ezd RKSM. Doklad L. Shatskina «O programme soiuza» // Zadumaemsia, sopostavim, sverim. M., 1988.

IX s"ezd VLKSM. Stenograficheskii otchet. M., 1931.


Цветлюк Лариса Сергеевна — доктор исторических наук, ректор НОУ ВПО «Институт непрерывного образования» (г. Москва). Тел.: +7 (499) 374-68-87.

Tsvetlyuk Larisa Sergeevna — a Doctor of Science (history), the rector of the Institute of Lifelong Education (Moscow City). Tel.: +7 (499) 374-68-87.

E-mail: mcsu@mail.ru


Библиограф. описание: Цветлюк Л. С. Молодежь и юношеские организации в политической системе советского общества. 20–30-е годы ХХ столетия [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2011. № 2 (март — апрель). URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2011/2/Tsvetliuk_Youth/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: дд.мм.гггг).



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»