Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Гуманитарные технологии  / Социальное и культурное проектирование

Луков Вал. А. Проектирование гуманитарного познания

Суть гуманитарного познания. Гуманитарное познание — не какой-то особый термин философского дискурса, он лишь знак некой ценности в сфере научной деятельности, которая мобилизует исследователя или останавливает его в вечном стремлении к освоению все более широких гносеологических и герменевтических пространств. Гуманитарное познание можно, собственно, понимать как угодно, поскольку его трактовка еще не связана с принудительной исследовательской практикой, т. е. такой, которая следует той или иной парадигме или устоявшейся позиции научных школ.

Мы в осмыслении гуманитарного познания придерживаемся одной из версий мифа о загадочном высказывании Аполлона устами пифии: nosce te ipsumпознай самого себя. Так ответил Феб на вопрос Хилона «Что самое лучшее для людей?». Поразительной глубиной обладает сочетание, резонанс этих двух фраз. Каждая из них совершенно недостаточна для трактовок и сути, и назначения гуманитарного познания, но вместе они, сливаясь, дают мощный импульс для разворачивания программы интеллектуальных и духовных поисков и действий. Установить лучшее для людей есть этическая, но, вероятно, и смысловая граница гуманистического ракурса познания. Познать себя — сложнейшая для человека задача[1], но именно в ее решении просматривается и мера человеческого в общем процессе познания, и инструмент, наиболее доступный человеку как исследователю от природы, развившей его интеллект и облагородившей сублимацией чувства.

Но если избирать такой подход, то противоречивым выглядит намерение проектировать гуманитарное познание. Проектирование по своей сути виртуально, его цель находится за пределами настоящего, всегда в будущем. Познание же себя есть возврат к себе, это преимущественно взгляд в прошлое. Преодолеть противоречие позволяет представление, что познание себя есть выражение активности субъекта, или субъектности. Поскольку и проектирование может рассматриваться в ракурсе реализации субъектности, снимается препятствие на пути к обсуждению поставленного вопроса по крайней мере в теоретико-методологическом ключе. Но остается ракурс практической научно-исследовательской работы.

Научная организация. Чем руководствуется исследователь в выборе предмета познания? Очевидно, что квалификацией, которую можно характеризовать как остаточное знание предыдущих этапов познания, включая и сферу умений, которые в определенном смысле также выступают как знание. Квалификация составляет своего рода фрейм (рамку) познания, если его результаты проектируются для представления в формах, принятых в научном сообществе. В других случаях  требование  квалифицированности исследователя может вообще не иметь большого значения, а на первом месте будет стоять исследовательский интерес. Является ли он чем-то спонтанным, ситуативным, внерамочным? Часто — да. И все же свойство интереса исследователя в научном познании определяется преимущественно не этим.  Интерес несет в себе зерно социальной преднамеренности, которая и создает наиболее значимый фрейм (рамку), очерчивающий границы мотивационного импульса. Постулат Макса Вебера об «отнесении к ценности» как действии ученого по выбору и обработке объ­екта эмпирического исследования в соответствии с «интересом эпохи» здесь представляется совершенно справедливым, хотя интерес этот бывает трудно обнаружить под покровом более заметных регуляторов проектирования познавательной деятельности.

Возможно, наиболее заметен регулятор, имеющий ярко выраженный институциональный характер, а именно наука как институт, а в более прикладном аспекте — как научные (научно-образовательные и т. д.) учреждения. Их специфика в том, что проектирование познания (гуманитарного в том числе) они осуществляют преднамеренно и в порядке обязательного требования. Собственно, речь идет об организациях, а таковая форма социальности предполагает в качестве основного атрибута целенаправленность сплоченных действий (организация трактуется как целевая общность).

Для научной организации свойственны все основные черты науки как социального института, а именно совокупность ценностей и норм, социальных ролей и статусов, объединенных определенной общественной потребностью. Но есть и свои особенные черты: если институт — структура безличная, то в организации личностный компонент очень важен, иногда важнее формальных правил. В научной организации многое в том, что составляет квалификационные возможности и исследовательский интерес сотрудников, предопределено квалификацией и интересами лидера (формального руководителя или лидера — зависит от ситуации и опять-таки от личных качеств руководителей и сотрудников).

Мы уже показали (в главе 2), как достаточно обычный научный коллектив НИЦ ВКШ в результате пассионального  воздействия И. М. Ильинского на определенном этапе преобразовался в инструмент гуманитарного познания вопросов, которые до этого не считались особенно значимыми в профессиональном отношении и интересными с точки зрения исследователя. Здесь еще раз подчеркнем, что смена ориентиров в исследованиях НИЦ была связана не со случаем, не с удачной конъюнктурой, а с долгосрочной исследовательской программой, которая, между прочим, повлекла за собой и случай («закон о молодежи»).

Исследовательские программы ИГИ. В свете сказанного представим путь, по какому идет проектирование гуманитарного познания в Институте гуманитарных исследований Московского гуманитарного университета. В первые дни становления ИГИ (создан в феврале 2004 г.) были сформулированы три программы, содержание которых раскрывалось через серию научных проектов.

Программа «Фундаментальные проблемы наук о человеке» имела целью междисциплинарное исследование проблем человека и человеческой деятельности, разработка научных теорий и концепций в сфере гуманитарного, социального, экономического знания. В рамках программы намечалась реализация научных проектов «Глобальный мир и устойчивое развитие» (формирование концепции человеческого измерения глобализации и устойчивого развития; разработка показателей для ситуативного анализа российских реалий в этом аспекте); «Великие идеи человечества» (философские обобщения в идеологической сфере, социально-философский анализ идей, оказавших существенное влияние на человеческую историю);  «Человеческий потенциал России» (продолжение работ Института человека РАН, трансформация проекта в связи с задачами МосГУ); «Гуманитарная экспертиза» (формирование предложений по нормативно-правовому закреплению института социально-гумани­тарной экспертизы); «Биоэтика» (разработка основных положений становящейся научной дисциплины и направления практической деятельности).

Программа «Университетское образование» предусматривала достижение целей — объединить усилия представителей различных отраслей научных знаний и работников высшей школы для осуществления инноваций в сфере образования; участвовать в совершенствовании образовательного процесса в Московском гуманитарном университете на основе научных исследований. Программа предусматривала реализацию таких научных проектов, как: «Образованный человек в XXI веке» (исследование современного образовательного пространства: факторы, условия, средства создания и передачи знания в информационном обществе и т. д.; разработка на междисциплинарной основе проблем понимания и умений как приоритетных для современного образовательного процесса; анализ герменевтической и конативной составляющих в учебном процессе МосГУ; формирование подходов к управлению качеством учебного процесса в вузе на основе развития герменевтического и конативного компонентов образовательных программ); «Мировая культура в образовательных программах современного вуза» (мониторинг образовательных программ МосГУ и других вузов в аспекте отражения проблематики мировой культуры, включая аспекты теории и истории культуры, глобализации и локализации культур, массовой и элитарной культуры и др.; разработка модулей вузовских образовательных программ, основанных на знаниях о мировой культуре; разработка серии монографий и учебных пособий в рамках целостной концепции мировой культуры); «Негосударственный вуз» (проведение мониторингового исследования и подготовка регулярных научных докладов для направления в органы государственной власти и средства массовой информации); «Болонский процесс» (изучение тенденций в европейском образовательном пространстве, разработка рекомендаций для МосГУ); «Новые образовательные идеи и технологии» (изучение мирового и отечественного опыта разработки и внедрения новых образовательных идей и технологий; экспериментальная работа в МосГУ, негосударственных вузах, входящих в СНВ, НСНВ);  «Электронный учебник» (разработка технологии подготовки электронного учебника на принципах гипертекста, создание экспериментальных электронных учебников по дисциплинам, изучаемым в МосГУ).

Программа «Новое поколение» исходила из целей развития научной школы междисциплинарных исследований по молодежной проблематике; выявления новых тенденций в молодежной среде, в том числе имеющих значение для формирования образовательных программ МосГУ. В рамках программы предусматривалось осуществление научных проектов: «Молодые русские» (изучение проблем социальной идентичности российской молодежи, включая национальную идентичность молодых русских); «Социология и психология детей и молодежи» (междисциплинарные исследования по молодежной проблематике, продолжающие линию социологической школы МосГУ; эмпирические исследования молодежи и детей с привлечением новых поколений исследователей — студентов, аспирантов МосГУ); «Учащаяся молодежь Москвы и Московской области: демографические и социально-экономические аспекты» (исследование демографических процессов и уровня жизни учащихся различных типов средней школы с целью прогнозирования набора студентов в МосГУ).

По прошествии двух лет работы можно констатировать: одни из позиций выполнены, другие — нет, третьи пересмотрены настолько, что их трудно узнать, четвертые появились за пределами первоначального наброска. Но, еще раз заметим, здесь нас интересует не отчет о проделанной работе, а сам путь проектирования гуманитарного познания.

В чем здесь особенности, заставляющие обсуждать заявленную тему?

Прежде всего, пересечение исследовательских линий крупных научных учреждений и сообществ. Одна идет от ВКШ — Института молодежи и связана с научной школой социологии молодежи, получившей широкое признание. Другая связывает ИГИ с актуальным для Московского гуманитарного университета осмыслением образовательных перспектив человечества в новых общественных условиях (это новое для вуза направление уверенно утвердили труды И. М. Ильинского). Третья линия восходит к начатой в свое время академиком И. Т. Фроловым работе по институционализации междисциплинарного подхода к человеку, и мы демонстрируем, что эта линия не пресечена решением о ликвидации Института человека РАН. Четвертая связана с теоретико-методологическими поисками ученых, пришедших работать в ИГИ. Разумеется, нет ничего нового в том, что тематика новых научно-исследовательских структур восходит к тематике предшественников, учитывает кадровый потенциал и общие задачи научной деятельности. Но в данном случае следует обратить внимание на то, что проектирование нового института есть проектирование его места в научном сообществе, есть факт ориентации в ценностном поле современного общества. Это нечто вроде упомянутого выше веберовского «интереса эпохи», каковым руководствуется ученый при выборе темы исследования и лежащего в основе понимания картины мира в целом и ее фрагментов в частности.

«Интерес эпохи» в ключе гуманитарного познания оказывается местом пересечения теории и практики образовательных проблем. Именно здесь лежит ответ на вопрос о готовности человека к преодолению кризиса самоуничтожающего самопознания и установлению разного рода самоограничений, включая и сферу освоения непознанного. Но такой путь не может быть только философско-антропологическим, он вполне конкретен в своих последствиях и может проектироваться в раздельных проектах как фрагментах реальности. Из этого, между прочим, не следует утери целостности картины мира, как и целостности социализационных практик.

Представленные подходы к программированию гуманитарного познания в ИГИ на начальном этапе его деятельности, между прочим, содержат постановку и инновационной задачи преодоления фрагментарности познания, причем именно в ключе гуманитарного познания. Речь идет о тезаурусном подходе к рассмотрению такой обобщающей темы, как «Человек». До сих пор сохраняется положение, когда науки о человеке, даже идя по пути междисциплинарности, останавливаются перед проблемой целостности. Здесь возникает граница между научным и обыденным взглядом на человека. Попытки решить вопрос во многом упираются в барьеры специального предмета наук, ограничивающих их в передвижении по уровням обобщения. Не случайно в энциклопедиях — общих или специальных, даже в философско-энциклопедическом словаре «Человек»[2] — мы не найдем словарных статей «Рука» или «Палец», хотя на уровне обыденного сознания это трудно объяснить. Проект учебника «Человек», который отнесен пока к среднесрочной перспективе в набросках планов ИГИ, — один из радикальных способов решения проблемы, где источником выступает иная группировка значений научного познания, и именно в аспекте гуманитарного познания. Здесь есть связь с детским синкретизмом восприятия мира и человека, и не случайно модель, теоретическое обоснование которой в ИГИ сегодня ведется, первоначально отработана в неосуществленном проекте Всемирной Детской Энциклопедии[3].

Это лишь один аспект переосмысления обычных для научного учреждения задач исследовательской и проектной работы. Если мы говорим, что ИГИ ведет междисциплинарное исследование проблем человека и человеческой деятельности, разработку научных теорий и концепций в сфере гуманитарного, социального, экономического знания, то имеем в виду не уникальность такой постановки задач, а направленность на объединение усилий представителей различных отраслей научных знаний и работников высшей школы для осуществления инноваций в сфере образования. В прикладном смысле это значит искать путь воздействия итогами научных исследований на совершенствование образовательного процесса в Московском гуманитарном университете и других вузах России.

Думается, проектирование гуманитарного познания и должно идти по пути выработки неких «наполеоновских» проектов, которые если и осуществимы, то в неполной форме и в более продолжительные сроки. Проекты такого рода не являются нереальными, даже если они не осуществляются. Именно в силу виртуальности всякого проектирования, они на уровне замысла уже создают предпосылки для продвижения вперед в науке. Целесообразно собирать и публиковать не только материалы проведенных исследований, но и плохо формализованные идеи, наброски и заметки по случаю, которые составляют источник инноваций в гуманитарном познании.

В том же духе стоит относиться и к наброскам концептуальных планов научных организаций. Если их разработка ведется всерьез, то они при любой полноте последующего осуществления уже вобрали в себя идеальные типы гуманизма и научности, характерные для своего времени, представления об «интересе эпохи» в самом общем и в прикладном отношениях, понимание целостности применительно к содержанию и организации исследовательской деятельности.

Гуманитарное познание проектируется, и это обстоятельство имеет как формально-организационное, так и общенаучное измерение. Подобно «научному трепу», признанному в науке важной формой выработки концептуальных позиций, конструирование программ и проектов, которые могут быть осуществлены, — способ организованного и осмысленного продвижения в науке вперед.



[1] Напомним свидетельство Диоцена Лаэрция об одном изречении древнегреческого мудреца Фалеса: «Его спросили, что на свете трудно? — “Познать себя”». Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. М., 1979. С. 74.

[2] См.: Человек: Филос.-энциклопедич. словарь /Под общ. ред. И. Т. Фролова. М., 2000.

[3] См.: Луков Вал. А., Луков Вл. А. Всемирная Детская Энциклопедия «Глобус»: Концепция. М., 1992.



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

  "Знание. Понимание. Умение" № 3 2017
Вышел  в свет
№3 журнала за 2017 г.







Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»