Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Гуманитарные технологии  / Гуманитарное образование

Плаксий С. И. Образование для XXI века: формула успеха

Ильинский: образование через всю жизнь. Труды И. М. Ильинского содержат много мыслей для всех, кто глубоко интересуется образованием, а тем более для тех, кто занимается им профессионально. Конечно, чтобы получить максимальную пользу, надо иметь настойчивость, желание и вдумчиво их читать, понимать. Подумаем с ним вместе. Поищем истину и ради нее самой, и для пользы дела. Ибо, как говорил в одном из своих интервью Игорь Михайлович, «интересно быть провозвестником истины, понимая ее философскую основу, открывать вопрос так, чтобы люди убеждались в ее справедливости и практической необходимости для их жизненных нужд». Понимание — это восприятие той или иной мысли как «своей», «близкой».

Иногда читаешь книгу или статью, слушаешь выступление, выделяешь понравившуюся мысль и размышляешь: «И я так же думаю, но высказать так точно и четко не смог». С публикациями и выступлениями И. М. Ильинского так происходит особенно часто. Он умеет видеть дальше, быстрее и глубже других, так формулировать мысли, что они становятся сущностными, ясными, понятными, впиваются в память и становятся «твоими». Наверное, многие, долго работающие вместе с Игорем Михайловичем, скажут так же и отметят этот его особый талант ясно мыслить и  предлагать отточенные формулировки, которые заинтересованные читатели или слушатели часто признают «своими» по сути. Он — одно из редких исключений из правила, которое сформулировал известный философ Мераб Мамардашвили по поводу осмысления общественной жизни, гуманитарной сферы. Практика подтверждает, что «самая большая мысленная каша у нас именно в этой области. Вот уж где мы мыслим так грязно, что просто руками разводишь. Иногда посмотришь на себя и своих соотечественников вокруг и думаешь, что у нас мозги волосами проросли и жалкие полу-мысли мечутся в этой чаще внутри нашей головы»[1].

Но чтобы тебя поняли другие, мало самому понять и сформулировать, выразить мысль. За удачной формулировкой должна быть система знаний, адекватное и полное «освоение предмета». Между тем, существенная особенность нашего времени, нашей жизни такова, что часто мы читаем бегло и через страницу, слушаем в пол-уха, смотрим вскользь. В результате — слабо вникаем в явление, не доходим до сути, мыслим фрагментарно, поверхностно. Иначе говоря, часто такой стиль мышления не позволяет нам подняться до уровня подлинного понимания. Это обедняет наше сознание, делает интеллект поверхностным. Особо ситуация усугубляется, когда книга научная, глубокая, осмысление которой требует не только природного ума, но и большой интеллектуальной работы. Так вот, чтобы адекватно понять и усвоить мысли и рассуждения И. М. Ильинского, мало заинтересованности, желания это сделать, нужны еще и серьезные интеллектуальные усилия, необходимо «углубиться» в его книги, статьи и доклады, осмыслить их и понять. Надо проработать их «насквозь», а не фрагментарно. Это немалый и непростой труд, но он принесет большую пользу и отдачу. У И. М. Ильинского много чему можно научиться, «взять» и для успешной работы в отдельном вузе, и в «выстраивании» системы высшего образования на современном уровне.

Одной из главных отличительных черт Игоря Михайловича как ученого и как практика, руководителя вуза является уникальное умение и стремление строго, четко и понятно формулировать проблемы и указывать пути их решения, вникать в саму суть явлений, ясно излагать сложные вещи на бумаге и в устной речи. Он много думает, ясно мыслит, порождает массу идей, четко их формулирует.

Формула — это краткое и точное словесное выражение, определение предмета, его сути, главных сторон, аспектов. Это шаг, некоторое приближение к абсолютной истине, которое дает возможность успешно решать определенные задачи. И. М. Ильинский обожает формулы, любит точно определять предмет, ориентиры, цели, пути их достижения и критерии оценки. Системность и динамичность мышления, анализ практики и жизненный опыт лежат в основе его способностей к четким формулировкам. Таков он как в теоретических поисках, так и в повседневной практической деятельности. Рассуждая о законах и формулах в общественной сфере, И. М. Ильинский в своем выступлении перед студентами 1 сентября 2005 г. говорил: «В обществе, в человеческих отношениях, в отличие от неживой природы, неимоверно больше случайностей, поэтому кажется, что здесь нет места законам, а значит и формулам. Но это не так. Просто в обществе все намного сложнее… Жизнь человека проходит под знаком неопределенности, но это не значит, что в ней нет постоянных составляющих… Социальные формулы существуют и все-таки работают, хотя не столь однозначно, как математические, физические и т. п. Результаты решений тут неимоверно более изменчивы… Сотни формул назову, которые принимаются нами лишь как удачные, красивые фразы, афоризмы. Но многие из них самые настоящие формулы. Правда, надо понимать их смысл, уметь ими пользоваться»[2]. Формула не гарантирует одинакового результата для всех людей и организаций. Все зависит от того, как она понимается и используется.  Иногда кажется, что формулирование, поиск нужных слов, четких и прозрачных выражений становится самоценным и самоцельным для Игоря Михайловича. Умея строго, четко, ясно и красиво думать и выражать свои соображения, он очень ценит это и в других. Неслучайно его друзьями-единомышленниками стали выдающиеся интеллектуалы нашего времени: Никита Николаевич Моисеев и Александр Александрович Зиновьев. Они нашли друг друга по умению мыслить, порождать, генерировать идеи, формулировать их и заботиться о судьбе страны, науки, образования. Но надо иметь в виду, что этот талант формулирования бесконечно оттачивался и оттачивается ныне И. М. Ильинским огромной мыслительной, творческой работой, интеллектуальными и волевыми усилиями. А еще он феноменально настойчив в реализации своих формул. Именно поэтому этот его талант многократно давал блестящие результаты, приводил и приводит  к успеху. Причем успеху не частному, а имеющему жизненно важное значение для многих.

Достижения успеха в том деле и того дела, которым занимается Игорь Михайлович, всегда было и есть для него главным. Он, как личность, не может остановиться на полууспехе, полурезультате, малом успехе. Ему всегда нужен «УСПЕХ» с большой буквы. Поэтому поиск и обоснование магической «формулы успеха» для И. М. Ильинского неслучайны, а результат его склада ума, интеллектуальных и волевых усилий — главное дело его жизни. Находясь в поиске уточнения и обогащения «формулы успеха» для своего вуза, Игорь Михайлович думает и обо всей системе образования, исходя из того, что «социальные формулы  «работают» с той же точностью и эффективностью, что и формулы математические, химические, физические, если они правильно составлены, если тот, кто взялся их использовать для решения практических задач, принимает во внимание все компоненты, не допускает ошибок по ходу решения». Хотя, конечно, у таких формул есть и своя специфика: их реализуют люди со своими большими или меньшими способностями, большей или меньшей заинтересованностью и настойчивостью. Успех не может прийти сам по себе. Он — результат осмысленных и целенаправленных усилий.

О научных достижениях Игоря Михайловича Ильинского писать достаточно просто, потому что ничего не надо «высасывать из пальца», но чтобы понять всю глубину его мыслей, нужна большая работа, и это оказывается уже далеко не так просто. Его идеи и тезисы многослойны и имеют скрытый смысл. Им написаны десятки книг и сотни статей, выдвинуты и научно обоснованы многие идеи, вошедшие в золотой фонд гуманитарных наук.

В последние годы И. М. Ильинский много пишет о проблемах образования. Это его способ практического освоения и развития теории, с одной стороны, а с другой — обогащения практики образования путем вовлечения всего мирового опыта и открытия новых смыслов. В одном из интервью И. М. Ильинский говорил: «Книги я пишу потому, что не знаю лучшего способа познания действительности, чем писательство: чтобы писать, надо прочитать то, что по тому или иному вопросу написали до тебя. Так в ходе анализа и синтеза рождается на свет нечто новое, твое. Главное в моем писательстве, что я сам начинаю понимать то, что вчера мне было неясно или чего я даже не знал. Я учусь, я расту — это главное. Образование через всю жизнь — это требование для всех, а не только для студентов. Для ректоров — в том числе. А может, прежде всего». Сам Игорь Михайлович однажды сказал: «До того как я стал ректором, проблемами образования углубленно не занимался. Во всяком случае, оно не было предметом моего научного интереса, но с 1994 года вынужден был углубиться в них». А дело в том, что должность ректора предполагает сложный и многопрофильный труд, а значит и наличие, наращивание соответствующих знаний, компетенций, глубокое понимание многих граней и сторон высшего образования, видения реальностей, тенденций и перспектив. Книги и статьи И. М. Ильинского об образовании «выросли», сложились из его мыслительных усилий в практической работе и из желания наилучшим образом понять, что в образовании происходит и каковы его возможности, из желания, осмысливая и используя свой лучший и мировой опыт, «превратить» свой вуз в один из лучших, вести его по более качественным ступеням, к новым высотам. Поэтому в его книгах «живое знание», а истинность многих идей подтверждена практикой все более успешного вуза, который он возглавляет в течение более чем 12 лет и который за эти годы вырос количественно почти в 15 раз, качественно преобразовался, саморазвернулся, совершил восхождение до полноценного университета — одного из лидеров гуманитарного образования в России, получившего признание в международном образовательном сообществе. Содержащиеся в публикациях И. М. Ильинского размышления можно назвать «живым знанием» и потому, что ему присуще внутреннее развитие, развертывание, а не «голая» претензия на завершенность. Для него писать книги и статьи означает мыслить и, благодаря этому, не просто рассудочно получать новые знания, а понимать, извлекая опыт, созидать новый.

Тема образования не стала для И. М. Ильинского единственной, но, безусловно, является одной из основных, потому что, став ректором вуза, он не может работать и руководить другими, не понимая всех аспектов и глубин образования и не передавая своего понимания другим, не создавая команду единомышленников, понявших и принявших «формулу успеха» вуза. Изданные в последние годы его книги «Образовательная революция» и «Негосударственные вузы России: опыт самоидентификации» стали заметным событием в науке и в жизни образовательного сообщества, открыли новые смыслы, повысили уровень адекватности понимания образования в контексте общественной жизни. А подготовленные им, прочитанные и изданные ежегодные доклады на августовских совещаниях преподавателей и сотрудников в Институте молодежи, затем Московской гуманитарно-социальной академии и Московском гуманитарном университете являют собой развернутую стратегию развития российского вуза. И. М. Ильинский часто говорит, что не любит загадывать надолго и планировать деятельность вуза на срок более 2–3 лет, но на самом деле в его публичных работах и высказываниях стратегия вуза просматривается по крайней мере на десятилетие. Иное дело, что она постоянно уточняется им, корректируется, детализируется, исходя из меняющихся обстоятельств. Неслучайно Московский гуманитарный университет интенсивно и всесторонне развивается сегодня, но уже видимы и контуры университета будущего десятилетия XXI века. Само мышление И. М. Ильинского — стратегическое.

Образовательная революция. Философское исследование И. М. Ильинского, представленное в книге «Образовательная революция»[3], посвящено поиску  новых парадигм образования, сориентированного на реалии современного общества и перспективы развития цивилизации. Необходимость ее смены означает для автора осознание, понимание несоответствия ранее сложившихся и ставших традиционными представлений образовательной практики новым реалиям. С одной стороны, И. М. Ильинский показывает мировые, исторические тенденции, следствием которых может стать будущее состояние образования, а с другой — из современных отечественных событий и условий он прогнозирует грядущие возможные и необходимые изменения. Такова многослойность книги.

Преодоление нынешнего кризиса развития человеческой цивилизации, переход к новой парадигме устойчивого развития «системы природа-общество­-человек» невозможно без преодоления кризиса системы образования, которая продолжает готовить людей к действиям и жизни вообще в рамках старой концепции экономического количественного роста, безудержной эксплуатации природы, бездумного потребления. Вектор науки и образования пока имеет одно направление: «как больше взять от природы». Вектор нового образования должен быть направлен на то, как больше дать природе, обществу, другим людям, самому себе в основной своей ипостаси — человека думающего. Это магистральный путь преодоления кризиса образования, который не может быть внутренним делом его собственной структуры  и среды, поскольку является частью общественного цивилизованного кризиса. Осознание этого происходит, но пока лишь отдельными учеными. И. М. Ильинский в своей книге пишет: «Во всех западных промышленно развитых странах в сфере образования, почти не прерываясь, происходят различные перемены, называемые где реформами, где модернизацией. Однако действительный кризис образования практически не осознан. Ибо он связан с пониманием смысла истории, который и поныне видится в индивидуальных целях и практической деятельности людей, стремящихся прежде всего и главным образом приспособиться к жизни через борьбу за существование и овладение жизненными ресурсами, к материальному благополучию и максимальной прибыли. Никаких высших целей, связывающих человека с более широким пластом реальности, никаких идеалов пока не просматривается. И вот человечество оказалось «над пропастью во лжи», помимо своего желания оно поставлено перед необходимостью вновь переоткрыть для себя смысл истории»[4].

Постепенное осознание того, что назрел мировой кризис образования, началось с конца 1960-х годов после выхода в свет книги Ф. Кумбса «Кризис образования в современном мире»[5]. Сначала мало кем замеченный, а потом встреченный с недоумением термин «кризис образования» постепенно стал распространяться, а ныне используется почти повсеместно — от стран с развитой и хорошо финансируемой системой образования (США, Великобритания, Канада, Япония, Австралия и т. д.) до стран, где образование находится в жалком состоянии. Поэтому в слово «кризис» вкладывается разный смысл. Для одних это элементарная грамотность, для других — уровень и качество среднего образования, для третьих — развитость и качество всей системы образования и т. д., то есть в его понимании «широкое поле различий».

Однако для развитых и развивающихся стран в понятии «кризис образования» есть немало общего, так как суть у него одна. И. М. Ильинский отмечает, что «новые технологии предъявили новые требования к работнику в плане не только количества знаний, умений, навыков, но и к его творческим способностям и личным качествам (инициативность, предприимчивость, активность). Это вызвало острое напряжение в отношениях системы образования с рынком труда, производством, которое определили словом «кризис»[6].

Все это важные составные части системы кризиса образования, но на пути совершенствования уже существующих, традиционных структур кризис не будет преодолен. Нужны не отдельные улучшения, частичное реформирование, а революционные изменения, скачок во всех сторонах, элементах и аспектах образования. Образование, если оно претендует на адекватность обеспечения будущего для человечества, должно соответствовать новой парадигме развития, а следовательно, «должно быть не просто модернизировано или реформировано, а стать другим». «Экономический человек, — отмечает И. М. Ильинский, — должен уступить место человеку человеческому, а «потребительское общество», «цивилизация удовольствий», «виртуальная реальность» и шабаш иррациональности — ценностно-ориентированной исторической воле, призванной переориентировать нынешний ход событий с тем, чтобы избежать  планетарной катастрофы»[7].

Для преодоления сущностных черт кризиса образования должна быть решена задача «корректировки смысла истории и разработки новой парадигмы развития человечества, идея и основы которой уже существуют. Это и будет фундамент нового мышления и осознания; это и будет базис мировоззренческой части «другого» образования»[8]. Именно в этом плане, прежде всего, нужна и уже началась образовательная революция, которая, однако, не может произойти в отрыве от решения более общего императива — выживания человека в XXI веке путем перехода к новому типу социоприродного гомеостаза, новому типу механизма устойчивости цивилизационного развития. Но без опережающего развития адекватных знаний, общего интеллекта человечества, соответствующей системы и содержания образования новый тип развития не сможет пробить себе дорогу, ибо это не может произойти в стихийном режиме. Новый тип развития должен быть осознан, спроектирован, обоснован, понят и принят основной массой жителей планеты. А это возможно лишь в том случае, если соответствующим образом заработает система образования.

Игорь Михайлович обосновывает неизбежность и необходимость образовательной революции в обществе, понимая под ней «поворот, переворот, резкий всплеск», «интервал взрывообразной активности», в процессе и результате которого образование «изменяет свои качественные, сущностные, целостные определенности». Вместе с тем он считает, что революционность в образовании касается, прежде всего, его принципов и содержания, а по форме предпочтительна эволюционность.

Автор осмысляет и излагает суть радикальных изменений в образовании — системе в целом консервативной и инерционной, построенной на соблюдении исторически сложившихся традиций, где изменения, направленные на ликвидацию постоянно возникающих «разрывов между образованием и условиями жизни общества», осуществлялись, как правило, эволюционным путем, медленно и постепенно. Так было всегда. И в этом был свой смысл. Но в конце XX — начале XXI века, а тем более в отделенной перспективе неизбежна другая логика изменений в образовании.

«Какое образование — такое и общество». Парадигмы образования должны вытекать из кардинально изменяющихся, но пока еще слабо понимаемых цивилизационных парадигм. Значит, общество должно сформулировать новую парадигму устойчивого развития (в трактовке докладов Римского клуба и Международной комиссии по окружающей среде и развитию) и, как следствие (а возможно, как первоисточник), — новую парадигму образования, основываясь на факте, что «человек — существо чрезвычайно легко программируемое», а «современное образование — мощнейшее средство программирования».

В книге обосновывается необходимость «образовательной революции», основанной на понимании «новой миссии образования», которая, в свою очередь, должна формировать «новую систему ценностей», «новую этику», «новую предметность образовательной деятельности» (т. е. ответ на вопрос «чему обучать?») и обязательно формировать «человекообразующее и обществообразующее знание». И. М. Ильинский доказывает, что новая образовательная парадигма должна включать несколько основных идей и подходов, опреде­ляющих новый взгляд «на миссию образования в XXI веке», «на предмет и конечные цели образования», «на учебные задачи и средства решения этих задач».

Пока такого понимания в обществе еще нет. «Абсурд происходящего» ныне видит в том, что «большинство тех проблем, которые выступают в качестве причин реформирования образования, ...порождено самим государством, властью, в результате их грубейших политических ошибок»[9]. По его мнению, абсурд действительности происходит из абсурда замыслов, тех знаний и понятий, тех идей, которые завладели людьми, принимающими политические и экономические решения. Нынешнее реформирование образования не даст должного результата, потому что сами цели не продуманы. Между тем, перед высшим образованием встают задачи, требующие его самого радикального преобразования и обновления, подвергать которым его еще никогда не приходилось. Оно должно вывести общество из глубокого кризиса ценностей, обеспечить выход за рамки чисто экономических соображений.

Революционность перемен в образовании предполагает разработку новой образовательной парадигмы, появление которой само по себе представляет революцию во взглядах на образование и теоретическую основу образовательной революции на практике.

Новая образовательная парадигма, утверждает И. М. Ильинский, должна включать в себя несколько основных идей и подходов. Он перечисляет некоторые из них:

новый взгляд на миссию образования в XXI веке;

новый взгляд на предмет и конечные цели образования;

новый взгляд на уровни образования;

новый взгляд на роль социально-гуманитарного знания;

новый взгляд на учебные задачи и средства решения этих задач[10].

Системообразующей идеей организации и содержания образования, по мнению И. М. Ильинского, должна стать идея устойчивого развития, без которого у человечества короткое будущее. Необходимость выживания человека через устойчивое развитие ставит перед образованием XXI века задачу довести до сознания людей то, что уже ясно объективно, но не принимается основной массой людей. «Устойчивое развитие… должно быть воспринято в качестве психологической установки… Сама парадигма и ее принципы должны быть приняты нашим разумом как отправная точка для рассуждений на эту тему, но мы должны действовать уже на достигнутом уровне знания и понимания сложившейся в мире ситуации»[11].

Анализируя историю развития общества и образования, И. М. Ильинский приходит к выводу, что много веков «наиболее влиятельные концепции общественного развития взывали к человеку, массам, но всегда ставили над человеком то экономику, то капитал, то технику и научно-технический прогресс». Сейчас делаются попытки поставить над человеком  информацию, предлагая наступление эры «информационного общества». «О глобальных проблемах, об устойчивом развитии никто не говорит ни в школе, ни в вузе, наоборот, детей и молодых людей приглашают в информационное общество, рассказывают о том, как это замечательно — жить в такое время… Понять самостоятельно суть происходящего молодой человек просто не в состоянии. На это способен не всякий взрослый. Но даже если он имеет необходимый интеллект и знания, познание требует от него огромного труда. Ибо, даже постигнув смысл происходящего и будущего, он не может не сознавать, что изменить ситуацию в одиночку он не в состоянии, что ему противостоит фантастическая сила инерции и динамика океана жизни»[12].

При таком положении вещей, считает И. М. Ильинский, сегодня «мир оказался на краю катастрофы», его губит принцип «практической полезности», «безудержный рационализм». А образование обслуживает государственную парадигму развития, усугубляя движение цивилизации к катастрофе. «Сегодняшняя парадигма образования, — пишет автор «Образовательной революции», — реализует в основном механистический (линейный, предопределенный) характер развития общества и науки, строится на принципах оптимизации, интенсификации, унификации учебного процесса, типизации и стандартизации учебных планов и программ, ориентируется, прежде всего, на потребности экономики, развитие технократического и технологического сознания человека, практически оставляя в стороне эмоционально-чувственную, нравственную сторону структуры личности»[13].

Всё это приводит к острейшему дефициту «людей широкой эрудиции», т. е. людей, способных глубоко понимать широкий круг общезначимых проблем общества. И в первую очередь, проблемы выживания человечества. Высший смысл образования в XXI веке, утверждает И. М. Ильинский, его миссия — спасительная. «Отсюда всеохватное определение будущего общества — общества человеческих качеств, общества человека, общества гуманизма. Отсюда высший приоритет образования перед всеми иными сферами — экономикой, политикой. Отсюда приоритет социально-гуманитарного знания и наук этого профиля перед естествознанием… В принципе, речь идет о синтезе естествознания и обществознания, но гуманитарное знание становится ведущим звеном в их диалектической взаимосвязи»[14].

В образование, помимо механизма восприятия информации, выработки умений и навыков, «должно быть включено, с одной стороны, понимание, а с другой — вера, без которой в истории не обходилось ни одно крупное, принципиальное преобразование… Сама парадигма и ее основные принципы должны быть приняты нашим разумом сначала на уровне веры как отправная точка для дальнейшего познания»[15]. Вместе с тем, она должна быть сформулирована, обоснована и доведена до понимания не только образовательным сообществом, политиками, властями, а практически подавляющим большинством населения земли.

Концепция «устойчивого развития» должна стать основой универсального миропонимания и мироустройства, базовой для всей системы образования уже сегодня. Она отличается от всех предыдущих идеологий, претендовавших на универсализм и глобализм, тем, что в главном и основном носит социальный, а не политический характер, ориентирует на развитие и оптимальное использование человеческого потенциала в гармонии с природой.

Одной из самых привлекательных сторон, предложенной И. М. Ильинским концепции образования является требование синтеза разума и чувства; знаний и воспитания: «Обучение без воспитания ущербно, само по себе оно может принести больше пользы, чем вреда, так как знания могут быть использованы не во благо, а во зло. И если мы говорим о человеке, то одного ума для его характеристики недостаточно. Необходимо иметь в виду не только его умственные способности, но и его эмоциональную, чувственную, духовную стороны, которые создаются не столько обучением, сколько (прежде всего) воспитанием. Но этим не занимаются ни школа, ни вуз… Система образования обращена только к одной половине человеческого мозга, где размещается это самое «ratio» — разум. Другая доля, «отвечающая» за чувства и эмоции, не задействована или задействована крайне плохо. Это значит, что она не развивается. Все, что не движется, не развивается, то атрофируется, деградирует. Но левая и правая доли мозга не изолированы друг от друга, они составляют целое, которое, в силу ослабления функций одной из двух половин, начинает работать односторонне. В итоге мы видим мир и понимаем жизнь однобоко, частично, а не в полном объеме»[16].

Автор «Образовательной революции» видит смысл современного образования в научении творчеству через активизацию совести, разума и эмоций, которые в своем единстве способны обеспечить успешность процесса приспособления к изменяющимся и часто неизвестным условиям, достижения лучших результатов. «Творческая личность» — понятие высокого порядка и скорее редкое исключение, чем широко распространенное правило. Но определенный уровень творческих способностей характерен для многих. По мнению И. М. Ильинского, ставить перед образованием задачу развития творческих способностей учащихся  не только возможно, но и необходимо. «Творческие способности могут развиваться от менее высокого к более высокому уровню. И это не только интеллект, но — непременно! — эмоционально-волевая, духовно-нравственная сторона личности. Непременно — в единстве. Выдвижение такой задачи — не благое пожелание и чей-то субъективный замысел, это — императив объективной реальности, вставший в ходе развития человечества. Чтобы противостоять растущим неопределенности и непредсказуемости, неимоверно усложняющим жизнь и порождающим массу неожиданных, нетривиальных задач, общество должно сознательно наращивать и иметь необходимую и достаточную критическую массу творческих личностей…

Поэтому и возникает новый идеал (парадигма) науки и образования, в центре которых — человек в его полномасштабном измерении (тело, ум, эмоции, душа), а также окружающая его среда, как естественноприродная, так и созданная самим человеком — вещная и социальная. Поэтому мы и говорим, что продукт образования в нынешних условиях — это не специалист, пусть даже «высококачественный», а человек — знающий, понимающий, умеющий, культурный и гуманный. Поэтому мы и говорим, что если «специалист» создается обучением, то человек — только образованием, т. е. обучением и воспитанием»[17].

Усиление воспитательной составляющей образования неизбежно связано с гуманизацией всех его сторон, в том числе гуманитаризацией содержания. Как подчеркивает И. М. Ильинский, «основное отличие прежней (действующей) концепции образования от его новой парадигмы заключается в том, что если прежняя парадигма в своей основе и содержании была научно-технократической, то новая по своему содержанию является (прежде всего) гуманитарной». Она должна ориентировать на образовывание человечной личности, способной быть в гармонии с другими людьми и природой. «Не следует понимать таким образом, что точные науки и естествознание теряют свою ценность, что социально-гуманитарное знание вытесняет их и тем более заменяет. Нелепая мысль. Просто этот вид знания (о человеке, культуре, обществе, бытии, сознании, политике, истории) начинает занимать и со временем займет подобающее ему место и роль в сознании личности и общества, их развитии, которых он был лишен в пору излишнего преувеличения роли естествознания. Сегодня стоит вопрос о равноправии и равнозначности этих двух видов знания, а не о превосходстве одного над другим, об их синтезе»[18].

В XXI веке знания будут обновляться в темпах, многократно превышающих прежние. В этой ситуации учителя, преподаватели вузов не смогут дать исчерпывающих знаний, необходимых людям для жизни и работы, на длительный срок. Необходимые знания можно получить только индивидуально, если человек мотивирован и подготовлен для самостоятельного получения новых знаний. Поэтому центральной фигурой в образовательном учреждении должен стать сам учащийся. А для него важнейшим качеством становится желание и способность смотреть и видеть не только вчерашний и сегодняшний, но и завтрашний день. Но обеспечение такой возможности предполагает, что сама система образования будет настроена на опережение, в принципах его функционирования и содержании должно максимально учитываться не только прошлое и настоящее, но и будущее.

В своей книге И. М. Ильинский справедливо утверждает, что составными компонентами новой парадигмы образования должны стать идеи об опережающем его характере, предполагающем такой уровень творческого владения фундаментальными и актуальными знаниями, который позволил бы человеку не только успевать за лавинообразными изменениями, но и опережать, формируя как новое производство, технику и технологии, так и новые способы освоения знаний. Как пишет И. М. Ильинский, образование «должно носить упреждающий, опережающий характер, способствовать конструированию и строительству новой реальности». Только в этом случае оно обеспечит опережающее развитие качеств человека, его интеллекта. Автор настаивает на необходимости «сознательно — опережающего» развития образования как основы развития общества. Ведь именно образование по самой своей сути призвано работать на будущее, закладывая основу предстоящих изменений в обществе, предопределяя, в конечном счете, «человеческую составляющую» характера и темпов его развития.

Опережающий характер образования означает, что оно не только успешно адаптируется к внешней среде, соответствует потребностям личности, общества, производства, но и само активно влияет на состояние личности и общества, предопределяет и формирует их потребности, исходя из научного предвидения, прогнозирования ближайших и отдаленных перспектив цивилизационного развития, а не только запросов производства. Образование должно строиться, исходя из стратегических приоритетов развития общества, быть «впередсмотрящим». Реальное сегодняшнее образование — это проекция будущего. Но само оно не может строиться без его учета, не может не пытаться понять это будущее и не учитывать его в реальной образовательной практике. Как считает И. М. Ильинский, «надо формировать, программировать будущее, сознательно и ускоренно изменяя картину мира и миропонимание вступающих в жизнь поколений», в образовательной сфере формируются не только работники, но также духовные и политические субъекты, личности, во всей их многоаспектности. Только опережающее образование может обеспечить опережающее развитие необходимых для будущего широкого спектра качеств человека. Мало того, по мере того как человек образовывается, он проектирует свою собственную жизнедеятельность. Мотивация получения более высокого уровня образования всегда связана со стремлением личности в будущем найти лучшее (работу, заработок, личную судьбу и т. д.). По мнению автора «Образовательной революции», Россия не должна копировать западное образование, а обязана найти собственную «модель опережающего развития образования». При этом «радикализм предполагает осуществление коренных и наиболее полных перемен в содержании образования»[19].

Еще одной составляющей новой парадигмы образования является идея непрерывного образования. И. М. Ильинский показывает реальные пути перехода от старой конструкции «образование на всю жизнь» к новой конструкции — «образование через всю жизнь». Непрерывное образование означает, что человек учится постоянно, без относительно длительных перерывов, переходит от одного вида образовательной деятельности к другому, с более низкой ступени самообразования на более высокую. Непрерывность образования должна обеспечить максимальную возможность многомерного движения личности в интеллектуальном пространстве социума. Уже сегодня образование, не ограниченное жесткими сроками обучения, приобретает черты постоянной составляющей жизнедеятельности многих людей. Мало того, трудно представить себе процесс совершенствования современной личности без непрерывного образования и самообразования.

Внутренний смысл революции образования И. М. Ильинский видит в переходе на более высокий уровень понимания знаний. Сегодня каждый умственно и психически здоровый человек знает больше самых знаменитых мудрецов древности. Но всех ли научают эти знания уму? Качественное образование — не то, которое предполагает запоминание как можно большего количества информации, и не то, чему человека учили, а то, сколько и как им понято, освоено. Не может быть образование качественным, если оно сводится к обучению, а его результатом становятся новые знания без их глубокого осмысления и понимания. Между тем, способность понимать целенаправленно не развивается ни в школе, ни в вузе. Хотя опыт педагогов — новаторов ясно показывает, что если образовательный процесс сориентирован на понимание, а не запоминание материала, то эффективность обучения резко возрастает и преодолевается «отчуждение» студента, когда он воспринимает и знания и преподавателя, как чуждую реальность. Понимание предмета приводит к взаимопониманию студента и преподавателя. Но есть и обратная связь.

Суммируя свои рассуждения на эту тему, И. М. Ильинский пишет: «Понимание имеет несколько уровней; понимать — значит приписывать собственный смысл познаваемой реальности к известному знанию; осознавать — значит преобразовывать смыслы; понимать — значит творить. Процесс понимания и процесс творчества совпадают, они тождественны, а понятия понимание и творчество — синонимы. Вот почему в предметную область новой парадигмы образования я включил задачу развития творческих способностей личности. Надо преодолевать фрагментарное представление о мире, упорядочивать нашу жизнь, придавая ей иные, более высокие смыслы. Учить человека работать, образно говоря, не только с микроскопом, но и владеть телескопом — видеть мир целостным и гармоничным, не теряя в нем себя самого. Как это делать в школе и вузе — другой вопрос. Надо создавать специальные методики, тренинги. Но без массового развития творческих способностей мы не сможем повысить уровень понимания знаний и происходящего, а значит, не сможем поставить серьезный заслон поощрению абсурдной действительности»[20]. Без понимания материала и смыслов образовывается человек-функция, способный играть роль, а не созидать, да еще и нравственно ограниченный технократ.

И. М. Ильинский предлагает заменить информационно-транслирующую педагогическую парадигму на личностно-созидательную педагогику понимания. Она предполагает не только полное признание значимости личностных образовательных ценностей, уход от главенства внешней по отношению к учащимся целесообразности, которую им не дано понять, но и расставание со «священными коровами» педагогики, которыми на протяжении веков были «знания», «умения», «навыки» и «предметность» в преподавании. Автор «Образовательной революции» пишет: «Царствовавшая три столетия парадигма развития общества и вытекающая из нее (определяемая ею) прежняя образовательная парадигма исчерпали себя… Ключевым пунктом обучения становится степень овладения знанием, глубина понимания…

В предметной области образования выявляются две особые зоны: зона понимания того, что надо делать во имя избежания катастрофы человечества, и зона специальных знаний, умений и навыков, которыми должны владеть люди, чтобы осуществлять деятельность того или иного рода. В этом смысле в структуре знаменитой триады (ЗУН) должно кое-что измениться.

Образование — это:

- формирование у обучающихся общей картины мира, в которой особый акцент делается на глобалистику как на одну из основных наук о современном мире;

- усвоение некоторой системы знаний, которая (по уговору) считается необходимой и достаточной для того, чтобы сказать, что человек имеет образование соответствующего уровня;

- достижение понимания смыслов передаваемых знаний через создание ситуаций понимания, особенно в новых областях знания, связанных с глобалистикой;

- формирование навыков и умений;

- развитие личности с целью повышения ее творческих способностей»[21].

Как считает И. М. Ильинский, школа, вуз обязаны учить не только тому, что было и есть (это относительно просто и соответствует старой образовательной парадигме), но и тому, что и как должно; новая парадигма требует «учить не только сущему, но и должному»; воссоздавать существующую структуру знаний (и, следовательно, реальности) таким образом, чтобы в нее была заложена компонента о новом устройстве общества, позволяющая ему преодолевать рассогласования и становиться шаг за шагом все более справедливым, воистину разумным, т. е. устойчивым. Именно образование призвано связать воедино и обеспечить устойчивое развитие общества и личности.

Негосударственные вузы России: опыт самоидентификации. В книге И. М. Ильинского «Негосударственные вузы России: опыт самоидентификации»[22] впервые в литературе системно исследуются истоки возник­новения, природа и смысл, правовые основы и эко­номическая сущность негосударственного (преж­де всего высшего профессионального) образова­ния. Он создал научную основу для осуществления общественно значимого проекта под названием «Негосударственное образование России».

Автор отмечает, что Россия уже живет по законам либерализма. Ее будущее, скорее всего, также связа­но с либерализмом. А это означает, что в стране должно развиваться либеральное (свободное, него­сударственное) образование. Оно имеет объективную природу, существовало в мире сотни лет и существует сейчас во многих странах. В современной России негосударственное образование представляет собой явление не только естественное, но и необходимое. Однако пока это самый незащищенный сектор социальной сферы как законодательно, так и политически.

Автор справедливо пишет: «Не может быть так, чтобы российская экономика была рыночной и в ней абсолютно доминировала частная собст­венность, а система образования при этом остава­лась вне зоны рыночных отношений и в ней абсо­лютно господствовала государственная школа, осуществлялся тотальный государственный кон­троль за деятельностью и развитием школ и ву­зов»[23]. Негосударственное образование нельзя рассматривать как временное явление, случайно возникшее в период становления рыночных отношений. Кроме того, именно благодаря развитию этого образования можно обеспечить состязательность образовательных ус­луг, конкурентоспособность российского образования в целом.

Трудно не согласиться (ибо в ней железная логика) со следующей формулировкой И. М. Ильинского: «Российское общество стоит перед необходимостью раз и навсегда признать, что иного пути в благополучное будущее, кроме как путь свободы, у него нет… Если российское общество продолжит свое движение по пути свободы, то негосударственная сфера его жизни (гражданское общество) с каждым годом будет расширяться, а негосударственное образование будет одним из естественных следствий и необходимых условий этого процесса и его значение будет возрастать»[24]. Если экономика в основном находится в частных руках, то кто для нее должен готовить кадры?

Парадоксально, но факт: дитя, родившееся от брака старой советской высшей школы и вечно молодого рынка, стало нелюбимым. Негосударственные вузы и школы — реальное воплощение рыночных отношений, демократии, более свободной реализации конституционных прав человека и либерализма в образовательной сфере. Они способствуют реализации ряда потребностей молодежи, а также решению экономических и социальных проблем общества. Но при этом рассматриваются в нашей стране как нечто инородное, досадное. Едва разрешив негосударственное образование, наши государственные мужи вместе с высшими менеджерами многих государственных вузов стали придумывать все новые и новые препятствия для самофинансируемых учебных заведений, выставлять их как главное препятствие на славном пути российской высшей школы. Абитуриенты не те, преподавателей и науки нет, качество слабое, обманывают, продают дипломы, узкий спектр специальностей — это далеко не полный перечень претензий к негосударственному образованию. При этом обвинители не приводят доказательств недостойности негосударственного высшего образования в целом. На него как на явление положили печать презумпции виновности.

Неслучайно одной из негласных задач нынешней  модернизации высшей школы некоторые ее вдохновители и организаторы, и прежде всего руководители государственных вузов, считают полную ликвидацию или хотя бы резкое сокращение официально называемых негосударственных, а на самом деле — самофинансируемых вузов.

Огульность, субъективизм и категоричность оценок качества образования в том или ином вузе неправомерна. Ведь оценка качества носит относительный характер и должна опираться на процедуры сравнения по большому количеству параметров, действительно отражающих качество. Абсолютных, общепринятых и бесспорных оценок качества образования сегодня просто нет. Поэтому в оценках высшего образования  господствуют личная и групповая заинтересованность, субъективизм и мифотворчество. Некоторые руководители государственных вузов хотели бы превратить проблему качества образования в большую дубину, с помощью которой можно устранить конкурентов.

Как отмечает И. М. Ильинский, по поводу «негосударственного» образования заинтересованными в его ликвидации конкурентами создалась целая мифология, с помощью которой в общественном сознании и у руководителей страны укрепляется негативный образ «негосударственного» образования как явления противоестественного, вредного, которому очень скоро придет конец. И. М. Ильинский называет три главных мифа о негосударственном высшем образовании:

1. Миф первый. На волне демократизации и перехода к рыночным отношениям в России возникло «странное» явление — «негосударственное» (оно же, как предлагают думать обывателю мифотворцы, — «коммерческое», «частное») образование, которое чуждо российской действительности и не имеет перспективы. Его надо рассматривать как наступление на бесплатное, доступное всем государственное образование. Явление это, якобы противоестественное в принципе, не приживается на Западе, а там, где прижилось, постепенно отмирает.

2. Миф второй. «Негосударственные» вузы — это, в сущности, нечто совсем иное, нежели государственные, они по определению не могут быть «хорошими», потому что являются «частными», «коммерческими» и созданы для извлечения прибыли и обогащения нечистоплотных людей. «Негосударственный» — значит теневой, по сути дела криминальный.

3. Миф третий. Качество образования в «негосударственных» вузах крайне низкое. В этих вузах учатся сплошь дети «новых русских» и всяких нуворишей, вынужденных платить за учебу своих чад, так как те плохо подготовлены, или в них учатся сплошь бездари и отбросы, «отсевки», не прошедшие в госвузы по конкурсу[25].

В этих мифах есть «доля истины, которая окутана домыслами и вымыслами, а нередко и заведомой ложью», чтобы отвлечь общественное мнение от насущных, вопиющих проблем образования вообще и в государственных вузах в частности, чтобы больше было у последних платных студентов и снизилась конкуренция, чтобы была тишь да гладь, как в советские времена. Лучшие негосударственные вузы являются катализатором многих позитивных инноваций в учебном процессе и решают немалые социальные проблемы, не получая из государственного бюджета никаких средств.

Почему государству объективно выгодно поддерживать негосударственные вузы? Потому что, с одной стороны, как замечено в мировой практике, способности к инновациям тесно коррелируют с наличием негосударственных структур, содействующих свободному перемещению информации и ресурсов. В сфере образования они ведут также к усилению конкуренции и преодолению монополизма внутри страны, что заставляет и государственные вузы действовать более динамично и избирательно, совершенствовать свою работу.

С другой стороны, негосударственные вузы помогают в решении социальных и экономических проблем общества. Так, сейчас в России негосударственные вузы способствуют экономии государственных средств на сумму до 10 млрд. долл. США. Сегодня в стране рынок труда не может предоставить работу всем желающим, создание нового рабочего места обходится в среднем около 10 тыс. долл. В негосударственных вузах учится около 1 млн. молодых людей, если эти студенты просто будут вытеснены на улицу, ухудшится еще и криминогенная обстановка.

Нельзя противопоставлять государственные и негосударственные вузы. Ведь вторые плоть от плоти первых, только порождены новыми реалиями рыночной и либерализирующейся России.

На самом деле негосударственные вузы порождены государственными. Они созданы выходцами из государственных вузов, в них в подавляющем большинстве работают бывшие и даже нынешние преподаватели и сотрудники традиционной высшей школы. По сути, у них одни учебники, учебные планы и программы, технологии и организация работы. Иначе говоря, в содержании, технологиях образования, кадрах отличия минимальны. Они в основном связаны с тем, что новые вузы ничего не получают от государства, а следовательно, в подавляющем большинстве, их материальная база беднее. А что обучение полностью платное, говорит о большей инициативности, инновационности и внимании к студентам в этих вузах.

Но вот в организационном, правовом и экономическом плане между государственными и негосударственными вузами есть принципиальные различия. Как справедливо отмечает профессор И. М. Ильинский, негосударственный вуз — организация саморегилируемая, т. е. самостоятельно, без команды извне, реагирующая на внешние воздействия (изменения законов, политической и экономической ситуации, конъюнктуры на рынке образовательных услуг).

Второй существенный признак негосударственного вуза состоит в том, что он — организация самофинансируемая, т. е. способная полностью, без помощи государства покрывать свои расходы как по оказанию образовательных услуг студентам, так и по созданию, укреплению материальной базы, инфраструктуры для качественного образования.

Третий признак состоит в том, что негосударственный вуз — организация предпринимательская, т. к. он изначально вынужден базироваться на экономической состоятельности, действовать расчетливо, заботясь о конечном результате и эффективности.

В качестве четвертого признака И. М. Ильинский называет возможность вуза по своему усмотрению определять содержание учебных программ, формы и методы организации учебного процесса и научно-исследовательской работы, способы проверки знаний у студентов[26].

Но пока в этом вопросе не все однозначно. Если негосударственный вуз в России не имеет государственной аккредитации, он практически не имеет шансов на ощутимый успех. А аккредитация предполагает, что вуз соблюдает жесткие государственные стандарты и требования. Пока лишь небольшое количество наиболее сильных негосударственных вузов отваживаются на реальное воплощение возможности действовать по своему усмотрению. Но, видимо, в будущем, по мере изменения правового и экономического климата, набора негосударственными вузами опыта и авторитета, обретения большей веры в себя самостоятельность негосударственных вузов в содержании образования, его организации и технологиях будет возрастать.

Таким образом, негосударственные вузы — это объективная реальность, порожденная, с одной стороны, традиционной, советской высшей школой, а с другой — новыми реалиями конца XX — начала XXI века, связанными с утверждением в России рыночных отношений, демократии, либерализма, плюрализма, укреплением гражданского общества и свобод. Они выполняют важные образовательные, социальные и экономические функции. Естественно — явление неоднородное: как и государственные, негосударственные вузы делятся на сильные, средние и слабые (высококачественные, качественные и низкокачественные).

Путь к успеху. Лидером российского негосударственного высшего образования по объективным и проверяемым аккредитационным показателям и по оценкам студентов является Московский гуманитарный университет, который среди вузов страны в целом по качественным параметрам занимает ведущие позиции. Но стал он таким не сразу и не спонтанно, а благодаря продуманной, целенаправленной, упорной многолетней работы команды единомышленников под руководством ректора.

И. М. Ильинский не только разрабатывает концептуальные основы развития, модернизации образования на основе новых парадигм, но и конкретизирует их применительно к высшему учебному заведению, а также реализует в практике на основе четко формулируемой стратегии. В начале 1994 г. Игорь Михайлович Ильинский предложил своим единомышленникам в Институте молодежи формулу успеха вуза, состоящую из трех слов: «выживание через развитие». Тогда была реальная опасность гибели вуза. Только-только став ректором разваливающегося института, у которого даже на зарплату и коммунальные услуги не было денег, а половина корпусов были полуразрушенными, на Ученом совете Института молодежи 26 мая 1994 года И. М. Ильинский выступил с программным докладом, в котором сказал: «Общий подход к разрешению кризиса я формулирую парадоксальным образом: мы выживем, если будем развиваться. Выживание через развитие — вот формула нашего будущего успеха. Содержательное начало выше денежного. Содержание и финансы надо рассматривать в единстве, взаимосвязи, взаимозависимости. Деньги далеко не всегда предшествуют развитию, являются его условием. Огромное значение имеет идея, человек, интеллект»[27]. Перед умирающим вузом, в который тогда мало кто верил, ставилось задача развития, быстрого прогресса. В качественных и количественных параметрах. И эта «генеральная идея» стала спасительной, привела вуз уже за несколько лет к очевидному и крупному, признанному успеху, а ныне вывела его в лидирующую группу в российском высшем образовании. В 1999 г., констатируя, что вуз прочно стоит на ногах, а с разрухой в Институте покончено, И. М. Ильинский заявил: «У вуза есть зрелая, реалистическая философия и идеология развития, выраженная тремя словами: выживание через развитие. Формула успеха проста: в любой, а тем более сложной ситуации, надо хорошо и быстро шевелить мозгами, много думать и много и хорошо работать… Мы ни от кого не ждем помощи, а надеемся прежде всего на себя… Мы исповедуем опору на собственные силы… Быть может, самый главный вопрос — о мотивах наших действий: что мы так суетимся-то? Просто хотим выжить? Конечно! Но — чтобы выжить, мало быть живым. В нашей жизни и работе был, есть и будет присутствовать Высший смысл. И только при этом условии любые действия могут быть по-настоящему успешными, приносить настоящее счастье… Мы считаем своим гражданским долгом и смыслом своих действий доказывать, что есть еще более высокие смыслы — благо народа и нации, единство страны, мир в нашем Отечестве. Мы спасаем и развиваем не просто Институт, мы спасаем и развиваем Россию».  Все более амбициозные цели развития, феноменальная настойчивость и упорство в их достижении способствовали мобилизации внутренних резервов, скачкообразному повышению внутренней синергии института.

Будем развиваться — будем жить. Не будем развиваться — нас ждет гибель. Это всеобщий закон энтропии, в соответствии с которым все, что не наполняется новой энергией, не укрепляется, а необратимо ослабевает, разрушается и, в конце концов, погибает. Выдвигая формулу «выживание через развитие», Игорь Михайлович сделал ставку на собственные силы вуза, развертывание, восхождение от низшего и малозначащего к высшему и полноценному, его саморазвертывание. Это эндогенное развитие, т. е. настоящее, источники которого находятся внутри самого развивающего организма. И такими источниками стали сам ректор, его ближайшая команда, основное ядро профессорско-педагогического состава и сотрудников, а также и студентов. Внутренние силы в развитии всегда наиболее надежны, ибо они заинтересованы больше других в выживании. Ведь это в известном смысле их собственное выживание, сохранение и продолжение жизни. При этом ректор Института молодежи И. М. Ильинский ориентировался на интенсивное развитие вуза, т. е. на достаточно быстрое увеличение уже имеющегося, появление новых элементов, свойств и форм, скачкообразное наращивание качества. Но, в конечном счете, уже в 1994 г. предполагался и задумывался переход к качественно новому состоянию вуза — предпринимательскому, конкурентоспособному, новаторскому, действующему с опережением. Он говорил: «Мы должны стать конкурентоспособными на рынке образования и науки, информационных и консультационных услуг, обязаны создавать новые виды услуг и деятельности, действовать новаторски, с опережением. Новое качественное наполнение понятия «Институт молодежи» должно произойти за счет освоения новых, более широких видов деятельности в сфере образования, науки и информатики… Жизнеспособность его повысится, если он проявит большую податливость в сторону реформы и рынка, где все определяет спрос. Мы должны хорошо знать конъюнктуру на рынке образовательных и научных услуг, идти навстречу спросу, работать не на случайной, разовой, а на долгосрочной, постоянной основе… Именно на пути гибридной стратегии Институт ждет успех»[28].

Формула успеха российского вуза в выживании через развитие, по утверждению И. М. Ильинского, проста. Но на самом деле он, как никто другой, понимал и понимает, что это очень сложная простота. Это простота формулы, за которой стоит многослойность и многоаспектность, поиск нужных слов, которые приведут к пониманию людьми того, что необходимо делать, чтобы выживать, развиваться и выполнять миссию, ради которой существует вуз.

Естественно, к Успеху ведет не сама по себе Идея, а ее реализация. Все зависит от того, каково ее дальнейшее развитие, наполнение, как она воспринимается и реализуется на практике. Известно, что многие прекрасные идеи были загублены на корню, потому что их выдвигали великие люди из лучших пожеланий и благородных помыслов, а реализовывали посредственности или корыстные преступники. Или вообще они благополучно забывались. В Институте молодежи выдвинутая и развиваемая ректором идея реализовывалась под его руководством осмысленно, настойчиво, последовательно, энергично. Она постоянно обогащалась, наполнялась новым содержанием, находила все новых сторонников, которые активно включались в работу.

И. М. Ильинский всегда и на всех должностях уделял особое внимание вопросам стратегии той организации, которой он руководил или за которую чувствовал ответственность. Он выработал у себя стратегическое мышление и стремится привить его своим соратникам, всем «членам команды».

Стратегия — это относительно долгосрочный план действий, определение приоритетов, перспективных задач, ресурсов и последовательности шагов по достижению поставленных стратегических целей. В образовательной стратегии вуза важно достичь не только внешних признаков успешности, стабильности, конкурентоспособности, но и соответствовать миссии высшего образования с его содержательными сторонами. Поэтому современный вуз должен найти ответы на вызовы времени с позиции будущего и адекватно организовать свою работу. Стратегия вуза должна обеспечивать его развитие, переход к новому качеству, конкурентоспособность на рынке образовательных услуг. Разрабатывая стратегию, И. М. Ильинский находит адекватные ответы на вызовы времени с позиции будущего, четко видит и излагает миссию вуза. В ежегодных докладах на августовских совещаниях преподавателей и сотрудников, во-первых, хорошо просматриваются как краткосрочные, так и долгосрочные перспективы развития сначала Института молодежи, потом Московской гуманитарно-социальной академии, а затем и Московского гуманитарного университета; во-вторых, общие цели трансформируются в конкретные направления работы; в-третьих, анализируется эффективность реальных действий и конкретных направлений движения к желаемым показателям; в-четвертых, проделанная работа и перспективы соотносятся с ситуацией в стране и на рынке образовательных услуг.

И. М. Ильинский неоднократно отмечал, что «вопросам стратегии разви­тия руководство вуза всегда уделяло первостепенное внимание... Стратегия развития в политике, в том числе образовательной, выполняет ту же самую функцию, что методология в науке. И первый вопрос стратегии — это точный выбор самой основы стратегии, идеоло­гических основ: чему, какой идее служить? Вопрос так называе­мой «генеральной линии», т. е. тактики, политики, — вторичен; первичен вопрос о «генеральной идее»[29].

При этом Игорь Михайлович стремится «привязать» стратегию к реалиям нынешней ситуации в России, которая пока не отличается стабильностью и долгосрочной прогнозируемостью к реалиям рынка образовательных услуг, а также к возможностям самого вуза. Он считает, что главный «загляд» и шаг в будущее должен быть годичный, а дальнейшая перспектива может рассматриваться на уровне идей, общих представлений, ценностей, принципов. По его мнению, определив приоритеты и цели развития вуза, необходимо, чтобы ежегодные и даже месячные программы выполнялись и позволяли делать реальные и ощутимые шаги в развитии и движении по ступеням Нового качества. Ответственность и эффективность действий в повседневной жизни и в конкретных направлениях важнее общих слов и декларативных амбиций, если они не подкреплены ежедневной упорной работой. Особая роль, по его мнению, в реализации стратегии вуза принадлежит управленческой составляющей. Поэтому И. М. Ильинский говорит так: «Главная идея стратегии управления развитием Универ­ситета: принятие эффективных, ответственных решений на всех уровнях организационной структуры вуза: Совета вуза, ректора, Ученого совета, проректоров, деканов, заведующих кафедрами, начальников управлений, отделов, секторов и других структур. Конечный эффект управления Университетом, который можно определить одним словом «успех», — это продукт множества грамотных управленческих решений многих людей; это сумма малых успехов на всех направлениях нашей деятельности. Все, кто включен в этот процесс и работает на успех вуза, — это чле­ны единой команды, действующей по заранее провозглашенным и принятым правилам»[30].

Стратегия не может быть успешной, если она утопична, составлена умозрительно, с отрывом от реалий, но она не может стать таковой и без постоянного уточнения и настойчивой реализации, в чем особая роль принадлежит высшему руководству организации. В Московском гуманитарном университете эта настойчивость видна невооруженным глазом. Она сочетается с честолюбием, высоким профессионализмом, работой в команде. И. М. Ильинскому удалось настроить сотрудников и студентов на достижение высоких целей. Он постоянно подчеркивает, что подобно профессиональному спортсмену, соревнующемуся на самом высоком уровне, вузовская команда не имеет шансов на ощутимый успех, если она не имеет соответствующего повседневного настроя, не прикладывает максимума усилий для достижения поставленных целей. А ежегодные августовские совещания преподавателей и сотрудников, доклады на них ректора дают общее видение, обеспечивают мобилизацию для их работы в команде по достижению высоких целей.

Присвоение вузу статуса университета в 2003 г. стало признанием его заслуг и подъема на новую количественную и качественную ступень, а вместе с тем привело и к выдвижению значительно более высоких требований ко всем аспектам деятельности и перспективам. Это потребовало от ректора И. И. Ильинского очередного круга переосмысления как вечных проблем постановки образования в вузе, так и поиска новых подходов, адекватных новому статусу, учета как многовековых европейских университетских традиций, так и перспективных вызовов данному сектору образования. Ведь университет, в отличие от других видов вузов, призван иметь более высокую миссию и решать более сложные задачи. Он должен не только обучать определенной профессии и воспитывать, но его главной задачей становятся научные исследования, в которые вовлечены и студенты, и преподаватели. Студент в университете должен осваивать и исследовательский подход, а не только профессию. Задача университета, говорил Карл Ясперс, это «совместный поиск истины сообществом исследователей и учеников». Кроме того, университет призван быть и центром духовной жизни.  Естественно, вопросы стратегии университета выходят на первый план и значительно усложняются, поскольку от университетов общество и потребители ожидают куда более качественных параметров деятельности, чем от других видов вузов. Как отмечал И. М. Ильинский на августовском совещании преподавателей, сотрудников в 2003 г., возникла настоятельная необходимость «более четкой, внятно выраженной «генеральной линии», руководящих идей, ценностей и принципов развития вуза». Вместе с тем, он говорил: «В стратегии нашего вуза, ставшего университетом, нет и не планируется никаких радикальных перемен, отвергающих наши прежние цели, наоборот, мы заявляем о своей приверженности им. Мы должны произвести некоторую переакцентировку и перераспределение в наших целях и задачах, формах и методах действия»[31]. Главное изменение в стратегии университета прежде всего связано с более амбициозными целями, большим инновационным уклоном и значительным усилением научной деятельности преподавателей и студентов, диверсификацией образовательных услуг, повышением роли вуза в образовательной среде и в обществе в целом. Формулируя миссию университета, И. М. Ильинский заявляет: «Мы провозглашаем себя институтом инноваций и развития, чтобы способствовать совершенствованию окружающего нас мира…

Мы идентифицируем себя с серьезной научной деятельностью, фундаментальными и прикладными исследованиями, связываем себя с масштабной деятельностью в области производства не только специалистов для рынка, но и с подготовкой профессиональной, деловой, политической, культурной и духовной элиты

Мы будем стремиться не только конкурировать, но и сотрудничать, разрабатывать и внедрять в общественное сознание две великие идеи, доставшиеся человечеству в наследство от XX века, — идею устойчивого развития и идею Культуры мира…

Как и прежде, мы будем последовательно — не на словах, а на деле — доказывать обществу, что негосударственное гуманитарное образование может, должно и будет лучше государственного»[32]. «Образовательный идеал университета — действительно образованный человек с действительно высшим образованием. Мы хотим образовать человека не только знающего, но и понимающего, не только обученного, но и воспитанного. Мы готовим человека не только к работе, но и к долгой жизни, в течение которой он может поменять много мест работы и профессий и всякий раз обрести себя вновь благодаря тем качествам, которые были заложены в альма-матер»[33].

Особенность Московского гуманитарного университета в том, что это негосударственный вуз, который решает проблемы, значимые для всего общества, но не получает реальной помощи и поддержки от государства. Стратегия негосударственного вуза базируется на определенных реалиях. Прежде всего, это достаточно высокая степень свободы и автономии. Это преимущества, но в них одновременно таится опасность. Для чего эти свобода и автономия, как они будут использованы? Что несет свобода — успех или поражение? Как отмечает И. М. Ильинский, «Наша судьба исключительно в наших свобод­ных руках. От чего же зависит теперь, когда мы свободны, эта судьба? От того, как мы распорядимся свободой.

Вторая фундаментальная истина, лежащая в основе стратегии управления Университетом, но так же плохо осознанная мно­гими, заключается в том, что наш негосударственный универси­тет — организация предпринимательская... В экономическом плане Университет — ор­ганизация не только самоуправляемая, но и самофинансируемая. На жизнь и развитие мы зарабатываем полностью себе сами…

Вуз (если мы говорим о рын­ке образовательных услуг) является участником рыночных от­ношений. Его товаром являются образовательные услуги, а ко­нечным продуктом — специалист. В этом случае вуз работает на рынке опосредованно, как производитель продукта, а не его продавец. Поскольку продуктом является человек, получив­ший в вузе специальные знания, навыки и умения и в этом смыс­ле представляющий собой на рынке труда определенную цен­ность и стоимость, то в роли продавца товара выступает он сам… Если рассуждать о деятельности высшего профессионального учебно­го заведения в экономических категориях, вуз можно назвать и производственным предприятием, и торговой фирмой, осу­ществляющей торговые операции непосредственно...

Словосочетание предпринимательская орга­низация применительно к высшему учебному заведению указы­вает не столько на функцию или на тип организации по Граждан­скому кодексу РФ (коммерческая или некоммерческая организа­ция), а прежде всего на тип организационных связей и отношений внутри вуза, на организацию управления и способ управления»[34].

Проанализировав особенности вуза как «предпринимательской организации», И. М. Ильинский раскрывает пути ее развития в этом качестве и риски, неизбежно встающие на пути предпринимательского университета. Прежде всего, правила рыночной игры, «предполагающий способность организации при меняющихся внешних обстоятельствах быстро изменять на­правления деятельности, свою организационную структуру, численность работников и т. п. И это в условиях, когда техноло­гия производства «конечного продукта» (выпускника-специа­листа) имеет продолжительность не менее 5 лет, а сама образо­вательная среда весьма консервативна и настороженно относится к производимым переменам. Тем не менее, не имея никакой финансовой поддержки со стороны, предпринимательский университет вынужден проводить политику опоры исключительно на собственные силы, культивировать дух предпринимательства и такой тип внутриорганизационных отношений, такой предпри­нимательский стиль управления и внутривузовских отношений, который характеризуется понятиями "доверие", "взаимопонимание", "ответственность", "четкость", "исполнительность", "дисциплинированность"»[35].

В современных условиях в стратегии негосударственных вузов предпринимательству нет альтернативы. Между тем в научных, образовательных, да и в политических кругах отношение к нему применительно к образованию весьма неоднозначно. Многими, в том числе и политиками, предпринимательство в образовании ассоциируется с чем-то нечестным, недостойным. Между тем использование данного термина применительно к вузу не означает его отождествления с производственными и торговыми предприятиями. Термин «предпринимательский университет» указывает ориентиры, уровень инновационных поисков и деятельности, тип связей внутри организации и способ управления, когда вуз живет в условиях рынка и может рассчитывать на успех, только мобилизуя все свои внутренние ресурсы и возможности. Предпринимательство вузов имеет три характерные черты: переход к новой парадигме управления, организации, которые позволяют активно функционировать в новых условиях; инициирование изменений внутри организации, всяческое их стимулирование и опора на них; денежное измерение успеха, опора на заработанные средства, на доход как цель и критерий позитивных изменений и эффективности действий. Все эти составляющие предпринимательского подхода в Московском гуманитарном университете налицо. Поэтому его можно назвать предпринимательским университетом европейского уровня, перманентно находящимся в процессе обновления.

Первые результаты в преодолении разрухи и развала в Институте молодежи позволили И. М. Ильинскому больше думать и уделять внимание на практике обновлению, осовремениванию всех сторон жизни вуза. Он рассматривает модернизацию как способ воплощения в жизнь главной формулы существования — «выживание через развитие». Модернизация — это изменения соответственно современности, введение различных усовершенствований. Применительно к образованию модернизация означает, во-первых, его адаптацию к изменившимся социально-экономическим и государственно-политическим условиям развития России. Во-вторых, освоение опыта модернизации образовательной сферы, накопленного в других странах. Но она не предполагает подражательства. Для университета важно сохранение, поддержание, поиск самобытности, бережное отношение к оправдавшим себя традициям, отказ от единообразия, вариативность в решении проблем и задач. Концепция модернизации в университете — это не просто программа назревших перемен, изменений в действиях, это также новая философия высшего образования, которая определяет новые цели и новые ценности, вводит в контекст всеобъемлющих мировых модернизационных процессов. Таков общий контекст модернизации в Московском гуманитарном университете. Речь идет об обновлении образования в целом, т. е. всех его сторон: учебной, воспитательной, научной, управленческой, финансово-экономической, хозяйственной. Все эти стороны взаимосвязаны и работают на образование более совершенных личностей студентов. Успех модернизации высшего учебного заведения возможен только на базе лучшего мирового и отечественного опыта и требует больших затрат средств и огромной энергии всех преподавателей, сотрудников и студентов, умелого менеджмента, который в условиях нынешней России не может не быть кризисным. Иначе говоря, в условиях нынешнего этапа развития успех негосударственного вуза предполагает разработку и реализацию кризисной стратегии и кризисного управления.

В модернизации учебного процесса И. М. Ильинский делает упор на те стороны обучения, которые являются действительно современными, ибо запрошены временем. Прежде всего он считает необходимым всерьез заняться развитием творческого мышления студентов. Ведь реальность такова, что «самостоятельно увидеть и сформулировать проблему, а тем более предложить пути (варианты) ее решения могут совсем немногие». Но для того чтобы у студентов развивалось творческое мышление, надо, чтобы те знания, которые предлагают им преподаватели, были «живыми», «сегодняшними», носили «опережающий характер». Студент должен быть активным субъектом процесса образования. Эту мысль ректор университета не только высказывает, но и настойчиво реализует.

Модернизация высшего образования невозможна без активного участия студентов. Поэтому особое значение Игорь Михайлович придает воспитанию студентов в реалиях современности и опорой на идеалы. 1 сентября 1998 г., выступая перед студентами — первокурсниками, он сказал: «Ситуация в обществе характеризуется высокой степенью напряженности, и в этой обстановке должна родиться новая парадигма и новая концепция воспитания, соответствующая этой ситуации, ибо неопределен­ность, нестабильность будут сопровождать вас всю жизнь. При таком подходе воспитатель не может и не должен брать на себя право что-либо решать за воспитуемого. Отвечать за жизнь, а стало быть, за все выборы и решения должен тот, кому эта жизнь принадлежит. То есть сам воспитуемый, в данном случае — каж­дый из вас.

В этом случае цели воспитания сводятся к трем позициям. Первое — создать условия для максимально полного освоения воспитуемым материальной культуры и духовных ценностей, накопленных человечеством. Второе — помочь воспитуемому раскрыть его внутренние потенции, содействуя тем усилиям, которые он сам предпринимает для самоопределения, самоутверждения, самореализации. Третье — стимулировать процесс познания молодым человеком самого себя, выработку индивидуального образа (стиля) жизни и поведения...»[36].

Принято выделять три типа воспитания:

1) схоластическое, ограничивающееся простой передачей учебного материала с опорой на авторитеты и общепринятые учебники;

2) мастерское воспитание, больше основанное на личности учителя, чем на традициях;

3) сократическое воспитание, предполагающее, что учитель и ученик на равных сотрудничают друг с другом при ведущей роли первого. В лучших традициях университетов — преобладание сократического воспитания, которое можно назвать педагогикой сотрудничества и взаимопонимания. Оно предполагает привлечение к работе в вузе неординарных, творческих личностей. Ведь только личность педагога формирует личность студента. Поэтому в Московском гуманитарном университете одним из главных аспектов модернизации стал поиск ярких преподавателей — личностей, вовлечение их в работу со студентом. Вуз стал местом встречи и совместной работы достойных личностей. Хотя дефицит ярких, творческих преподавателей еще ощущается. Поэтому дальнейшее наращивание интеллектуального и творческого потенциала стало одной из главных задач, стоящих перед университетом.

Единство обучения и воспитания, «живой характер» образования, по мнению И. М. Ильинского, должна обеспечить «педагогика понимания», которая предполагает не только сотрудничество и взаимопонимание между преподавателем и студентом, но также адекватное содержание и технологии обучения и воспитания. Нынешняя педагогика, утверждает он, «должна отойти от жестких технологий навязывания универсальных представлений о ценностях культуры, в том числе и универсальных социальных и гу­манитарных знаний. Необходимо осваивать мягкие техноло­гии понимания и интерпретации ценностей других культур, других взглядов и концепций. Я говорю о понимающем знании, именно о педагогике понимания.

Педагогика понимания может стать нашим козырем. Если посмотреть на учебный процесс с ее позиций, то можно суще­ственно скорректировать всю систему обучения, существен­но повысить его качество»[37].

Много внимания Игорь Михайлович уделяет тому, какие изменения надо внести в содержание гуманитарного высшего образования. По его мнению, «компонентами этого нового содержания и понимания являются:

— необходимость экологизации мышления как условия выживания человечества;

— необходимость перехода человечества и России на путь устойчивого развития и культуры мира;

— понимание проблем, связанных с выживанием планеты и России;

— понимание философии качества, в том числе качества жизни, предполагающего, в частности, мотивацию на активную деятельность по совершенствованию качества своего труда и своей личности — интеллектуального, духовного, нравственного и физического;

— понимание особой роли семьи в нынешних условиях выживания и необходимости подготовки к выполнению родительских функций»[38].

Чрезвычайно важна постановка вопроса И. М. Ильинским о специфике гуманитарных знаний и систематического гуманитарного образования. Он считает, что с помощью гуманитарного знания можно «одушевить», очеловечить любой преподаваемый предмет… И наоборот: даже в искусстве и истории можно убить их человеческое начало, если подходить к ним чисто фактологически, статистически, как это было, например, с историей в советские времена, когда из этого предмета была изъята личность, а были лишь даты и события, неспособные взволновать душу. В этом смысле прав тот, кто скажет, что негуманитарных наук и знаний не бывает. Есть негуманитарный, бесчеловечный подход к предмету… Гуманитарное знание — это знание — переживание, знание — сочувствование, знание — эмоция. Действительно образованный человек — это человек гуманный. Иначе он не образовался, а лишь обучился, функционирует, а не живет полной жизнью[39].

Главным в модернизации высшего образования является его качество, адекватное реалиям и вызовам современности. Поэтому еще в 1996 г. И. М. Ильинский стал настойчиво ставить вопрос о необходимости прорыва в качестве образования, видя в этом залог конкурентоспособности вуза как внутри России, так и на европейском пространстве. На августовском совещании преподавателей и сотрудников вуза в 1997 г. им было заявлено, что «ядром» модернизации образования в вузе должно стать качество. В дальнейшем его все больше беспокоит проблема ускорения темпов наращивания качества образования. В 1999 г. на августовском совещании в докладе «Качество — ядро модернизации образовательного процесса Института молодежи» Игорь Михайлович говорил: «Главная проблема нашего Института, которую мы должны признать и решить, формулируется жестко и безальтернативно: отставание темпов повышения качества образовательного процесса от требований рынка профессий и специальностей; от темпов, которыми двигаются в этом направлении наши основные конкуренты; от тех задач, которые мы сами себе поставили, начав работу по модернизации образовательного процесса. Темпы, темпы повышения качества — вот камень преткновения»[40].

Тогда же был обозначен комплекс мер, направленных на формирование и реализацию политики качества и достижение на этой основе заданных параметров функционирования вуза, обеспечивающих его переход в более высокий статус — академию. В этот период была создана система работы по обеспечению качества подготовки специалистов, закреплены лидирующие позиции вуза в своей аккредитационной группе и секторе негосударственного высшего профессионального образования, усилена работа по реализации общественной миссии вуза.

И в практической работе ректора университета, и в теоретических поисках Игоря Михайловича интересуют не просто вопросы качества высшего образования, а пути прорыва к его новым параметрам, принципиально превосходящим прежние. Его не устраивает медленность перемен, постепенность наращивания качества, когда продвижение вперед идей «медленным шагом, робким зигзагом». На августовском совещании преподавателей и сотрудников в 2001 г. он уточнил и развил политику качества своего вуза, изменил ее акценты. И. М. Ильинский сказал: «Давайте посмотрим на то, что делали мы до сего дня, борясь за качество нашего образования. Прежде всего, мы заботились о том, как лучшим образом донести знания, упакованные в госстандарт, до студента с тем, чтобы он, в свою очередь, лучшим образом их усвоил. Мы боролись за посещаемость, за освоение новых образовательных технологий, ТСО, мультимедиа, наглядность и т. д. и т. п. Одним словом, использовали возможности совершенствования образовательного процесса прежде всего за счет форм и методов обучения. Мы будем делать все это и впредь. Потому что это одно из несомненно правильных направлений борьбы за качество обучения. Одно из, но не единственное. И сегодня, на мой взгляд, не главное.

Подлинный Клондайк возможностей в ускоренном наращивании качества образования и обретения им столь необходимых для элитности свойств, как редкость, повышенная полезность, а значит, повышенная величина потребительской стоимости, сокрыт все-таки в другом месте. Сосредоточив свое главное внимание на учебном процессе, формах и методах передачи знания(что само по себе неизбежно и необходимо), мы практически не задумываемся над вопросом: А какое знание мы с таким усердием транслируем? Если мы ориентируемся на рынок, то должны спросить себя: это знание в полной мере отвечает его требованиям? Если мы беспоко­имся об обществе и развитии личности, государстве, то долж­ны задаться вопросом: возможно ли с помощью этого знания эффективно противодействовать угрозам и вызовам, которые встали перед ними? Ведь, как мы знаем, социально-гуманитарное знание (я сейчас говорю только о нем) не только стареет, но и устаревает, теряет актуальность; оно содержит не только истину, но и ложь. Сегодня в обороте огромный объем так называемого чужого социально-гуманитарного знания, заимствованного из иностранной литературы, отражающего совершенно иные, нежели российские, социальные реалии…. Сколько такого рода ненужного, бесполезного, а то и вредного знания содержится в наших учебниках и пособиях, мы попросту не знаем. Выявить это не так-то просто. Но необходимо. Иначе наша борьба за качество приобретает характер абсурда: чем лучше мы будем доносить недоброкачественное знание до студента, тем хуже для него и общества»[41].

«Госстандарт +». Придавая особое значение в стратегии вуза проблемам качества образования, содержательному его наполнению, Игорь Михайлович пришел к идее необходимости разработки и реализации в университете своего «госстандарта +», который опережал бы ныне действующий в стране. Работа над ним по всем специальностям продолжалась два года. Очередная «формула успеха» университета такова: «Госстандарт +» — шаг на пути к новому качеству». В образовательном сообществе предполагается, что если студент освоил госстандарт, то, значит, получил качественное образование, адекватное нынешним требованиям. Но, во-первых, госстандарты разрабатываются не чаще, чем один раз в пять лет, а во-вторых, они носят усредненный для всех вузов характер, т. е. не учитывают их возможности и особенности. Поэтому существуют немалые резервы в высшем образовании. Разработка госстандарта третьего поколения уже началась, однако продлится еще несколько лет. Но отдельные, наиболее инициативные, творческие, с хорошим научным и преподавательским потенциалом вузы имеют возможность опередить действующий стандарт, внедрять новое, более прогрессивное уже сейчас. Московский гуманитарный университет это и делает, разработав по всем специальностям свой «госстандарт +» и уже обучает в соответствии с ним. Таким образом, в вузе обеспечивается опережающая модель модернизации образования. Разработанный «госстандарт +» опирается на системную модель специалиста, являющуюся основанием для проектирования содержания и технологий образования, включает в себя совокупность компетенций различного вида (профессиональных специальных, социально-личностных), формулирует требования на «входе» к абитуриентам и «на выходе» к выпускникам.

Стандартизация в образовании — это попытка упорядочить систему, придать деятельности образовательных структур и педагогов более четкую целевую направленность, нормировать учебный процесс, повысить ответственность за результаты труда всех его участников, обеспечить возможность для сравнения, а, следовательно, и оценки результатов образовательной деятельности. Стандарт в образовании должен быть максимально «мягким», рамочным, носить упорядочивающий характер. А зону его действия целесообразно сместить на системообразующие и процессуальные компоненты. При разработке «госстандарта +» в Московском гуманитарном университете постарались смягчить некоторые недостатки нынешних государственных стандартов для высшей школы, которые созданы в так называемой знаниевой парадигме и толкают вузы, прежде всего, к обучению студентов в русле запоминания как можно большего количества информации. Осуществлена попытка акцента на изучении и освоении методологии и методов познания, на усвоении принципов и законов. В «госстандарте +» реализуется идея И. М. Ильинского, что знание, понимание и умение применять общие принципы познания, а также законов как раз и позволяет человеку быть компетентным. Стандарт должен оставлять простор для творчества и преподавателей, и студентов, вариативности обучения. Ведь сфера образования имеет дело прежде всего с духовной сферой человека, образовывая его интеллектуально, эмоционально, нравственно, когда чем больше творчества, тем лучше и для общества, и для личностей.

Исходя из опыта разработки нового стандарта высшего образования в своем университете, И. М. Ильинский считает, что главное поле возможностей любого негосударственного вуза, за счет которых он может обрести свое ярко выраженное лицо, создать свой образовательный стандарт по схеме «госстандарт +» и свою фирменную марку — это 30% вузовского компонента плюс курсы по выбору и факультативы. Но, конечно, такая работа под силу далеко не всякому вузу, а лишь действительно элитному, ибо для создания и реализации такого «госстандарта +» необходим большой инновационный потенциал преподавателей и менеджеров, немалые организационные и финансовые ресурсы.

В своем докладе на ежегодном августовском совещании преподавателей и сотрудников университета 29 августа 2005 г. И. М. Ильинский подвел итог разработки такого стандарта. Он сказал: «Образовательный стандарт МосГУ состоит из двух частей. В общей части образовательного стандарта университета изложены требования к качеству образовательных программ высшего профессионального образования, организации учебного процесса, контролю и управлению качеством подготовки специалистов, научно-исследовательской деятельности и воспитательной работе в нашем вузе.

Вторая часть образовательного стандарта университета представляет собой совокупность образовательных стандартов факультетов по реализуемым специальностям подготовки. Базируясь на государственных стандартах, определяющих минимум требований к уровню подготовки обучаемых, университетские образовательные стандарты по специальностям содержат заявленный нами повышенный уровень требований к содержанию образовательного процесса. Это и есть «плюс» к Госстандарту, т. е. к тому минимуму знаний, навыков и умений, который предполагает этот стандарт сам по себе»[42].

Элитный вуз. Последние два-три года И. И. Ильинский все чаще обращается к идее превращения Московского гуманитарного университета в подлинно элитный вуз, дающий качественное и актуальное образование, позволяющее выпускникам вуза быть востребованными и высокооплачиваемыми на рынке труда. Для вуза быть элитным — это значит быть незаурядным, инновационным, творческим, инициативным и предприимчивым, выделяться среди других качеством услуг и современными подходами к образованию. Негосударственная организационно-правовая форма вуза является оптимальным вариантом для развития элитного образования, поскольку дает наибольший простор для саморазвития, творчества, инновационности, а возможность больше платить преподавателям и сотрудникам позволяет привлекать к своей деятельности талантливых и инициативных, одаренных личностей.

Конечно, для того чтобы стать элитным, вуз должен ставить амбициозные цели и последовательно к ним идти, создавая материальную базу, оптимальные условия для развития способностей и задатков студентов в режиме опережающего образования. Но самое главное — поиск и объединение вокруг высокой цели критической массы профессионально одаренных преподавателей — личностей. Именно элитные кадры могут обеспечить элитность вуза.

На взгляд Игоря Михайловича, «элитным можно назвать вуз, в котором крити­ческую массу профессоров и преподавателей составляют выдаю­щиеся (редкие) люди, которые, используя уникальные (редкие) образовательные технологии, обучают и воспитывают одарен­ных (редких) студентов, способных впоследствии работать на самых высоких и высших (редких) должностях в соответствую­щих своей специальности сферах или производить высшего ка­чества (редкие) продукты творчества. Одним словом, элитным я назову редкий вуз, который готовит для редкой, а значит, высокопрестижной и высокооплачиваемой работы. Элитным я назо­ву вуз, который дает ценное и потому высокоценимое в обществе подлинно «высшее» образование»[43].

Ценность образования различна. Она определяется, во-первых, вложенным трудом, содержанием и качеством знаний, во-вторых, их полезностью, актуальностью, возможностью использования. Поэтому ценность образования имеет и «потребительскую стоимость». Иначе говоря, образование имеет как культурно-историческую, так и актуально-прикладную ценность. Дифференцированная оценка знаний как раз и позволяет выделять уровень элитности, когда образование становится уникальным и приобретает персонифицированный характер, само по себе становясь стимулом для познавательной деятельности, повышает оценку и самооценку как учебного заведения, так и учащихся.

Ценность высшего образования, с точки зрения его потребительских свойств, всегда относительна, поскольку она определяется людьми субъективными. Элитное образование то, которое признается в обществе как стоящее выше другого, к которому нужно стремиться и которое дают далеко не все вузы, а лишь лучшие, самые «продвинутые».

Что значит «ценное», «высокоценимое обществом» обра­зование? И. М. Ильинский отвечает на этот вопрос так: «Ценностью признается то, что полезно для благополучия человека. И чем выше величина пользы, тем более ценным признается услуга, в данном случае — образовательная». Поэтому первое, что считает необходимым добиться И. М. Ильинский, — это «повышение величины ценности услуги», которую оказывает вуз. Прежде чем заявлять, что университет — «элитный», «то есть редкий, уникальный вуз, мы должны создать редкие, уникальные образовательные программы и начать реализовывать их. Мы должны создать новую потребительскую ценность»[44]. Но на этом проблема обретения элитности, по его мнению, только начинается. Уникальными, редкими по полезности должны быть не только образовательные программы и технологии, но и вся цепочка по оказанию образовательной услуги, образовательная среда в вузе в целом. Кроме того, необходимо создавать не только предложение, но и спрос на такую уникальную услугу.

И еще одна тема стала для И. М. Ильинского в последние годы «сквозной» в его осмыслении стратегии Московского гуманитарного университета «выживания через развитие». Это проблема конкурентоспособности вуза, которая все больше выходит на первый план. Ранее превышение спроса на высшее образование над предложением позволяло вузам жить в ситуации низкой конкуренции. Но сейчас меняется демографическая ситуация, резко уменьшается количество потенциальных студентов, более агрессивной становится позиция государственных вузов на рынке образовательных услуг, некоторые из них резко увеличивают набор. Это приведет к превышению предложения над спросом на высшее образование и обострит конкуренцию между вузами. В такой ситуации соотношение цены и качества, действительная уникальность и актуальность образовательных программ станут играть решающую роль. Именно поэтому Игорь Михайлович не сетует на неравные российские условия для государственных и негосударственных вузов (хотя отмечает и анализирует эту ситуацию), а настойчиво добивается непрерывного развития вуза, тщательно анализируя внешние и внутренние угрозы. Все делает для их предотвращения и устранения. Он отмечает, что если вуз не будет предпринимать радикальных шагов в своем развитии, появится самодовольство и самоуспокоенность, которые уже поразили некоторых сотрудников и преподавателей. Чтобы быть конкурентоспособным, вуз обречен на постоянное изучение внешних и внутренних условий жизни, выявление про­тиворечий, опасностей и угроз, на постоянную постановку перед собой все новых и новых целей и задач развития. И они должны быть все более высокими и все более сложными, вытекающими не только из логики рыночных отношений, но и их будущих вызовов и перспектив.

Как говорил в своем докладе на совещании профессоров, преподавателей и сотрудников МосГУ в августе 2004 г. И. М. Ильинский, необходимо «трезво оценивать свои конкурентные преимущества и недостатки», принимать меры по усилению конкурентоспособности Университета… Каждый день и каждый час мы должны быть конкурентоспособными.

Конкурентоспособный университет — это вуз, чье имя на «слуху»; это вуз, который знают и выделяют среди прочих; вуз, куда стремятся устроится на работу и откуда не хотят увольняться; вуз, куда хотят поступить учиться, несмотря на высокий конкурс, высокую плату за обучение…; вуз, в котором студенты учатся и ведут себя так, чтобы не дать повода для отчисления. И все это потому, что в этом вузе условия для работы и учебы лучше, чем в других вузах, что этот вуз действует эффективно во всех отношениях. Результатом и условием чего является устойчивое высокое качество образовательных услуг»[45].

Конкурентоспособность Московского гуманитарного университета базируется на правильной и четко сформулированной стратегии, огромной работе руководства, сотрудников и преподавателей, учете интересов студентов, современных тенденций. Немалое значение имеет изучение спроса и предложения, потенциальных потребителей образовательных услуг, других вузов, целенаправленное формирование имиджа, реклама и т. д. В будущем конкурентоспособность может повышаться за счет решения новых, еще более амбициозных задач и планов по обновлению содержания и технологий образования, их нацеленности на формирование успешных специалистов и личностей.  В одном из своих интервью в 2005 г. Игорь Михайлович сказал: «Если хочешь, чтобы стрела взлетела выше дерева, надо целиться в солнце. Мы хотим стать одним из ведущих центров в области гуманитарных знаний. Оксфорд тоже негосударственный вуз, а ему более 800 лет… Мы хотим стать негосударственным вузом, который демонстрировал бы такие образовательные стандарты, которыми гордилось бы российское образование».

Прочитав и проанализировав книги И. М. Ильинского «Образовательная революция» и «Негосударственные вузы России: опыт самоидентификации», а также его доклады на годичных собраниях преподавателей и сотрудников руководимого им с 1994 г. вуза, включенные в сборник «Путь к успеху», приходишь к выводу о том, что перед тобой новое явление в науке и практике образования. В этих трудах сформулирована современная парадигма образования для XXI века, миссией которого является обеспечение устойчивого развития общества и личности, а основными чертами становятся опережающий характер, гуманизация, непрерывность, развивающее, социально-ответственное, личностно-ориентированное образование, приводящее к достижению обучающимися уровня понимания, саморазвития и самореализации на базе широкого, фундаментального, открытого многовариантного обучения, в котором приоритет отдается творчеству и инновациям. Смысл образовательной революции, по мнению И. М. Ильинского, не столько в совершенствовании форм и методов передачи знаний, новых образовательных технологиях, механизмов финансирования, изменения в управлении учреждением, наращивании новых образовательных услуг, сколько в переосмыслении самой миссии образования, которая видится ему как спасительная для общества; в выработке новых отраслей знаний и создании новых учебных дисциплин, дающих не только знание, но и понимание смыслов, в том числе вызовов и угроз, следствием которых может быть мировая катастрофа; в расширении предметности и методологичности обучения (которое сегодня сводится к овладению определенной суммой знаний, навыков и умений за счет прибавления к этим целям обучения пониманию). Устойчивое развитие общества может обеспечить устойчивое и инновационное образование, основанное на педагогике понимания. И наоборот.

Опираясь на глубокое знание и понимание теории, собственные идеи и разработки, И. М. Ильинский предложил, обосновал и активно реализует стратегию вуза, который благодаря этому превратился из едва выживающего в процветающий, конкурентоспособный, элитный вуз, дающий высококачественное образование на базе собственного стандарта, опережающего государственный. В буклете Института молодежи, изданном в 1995 г., Игорь Михайлович написал: «Формула успеха проста: не выживать, а жить, хорошо думать, ставить цели, много и качественно работать. Удача — это гостья, которая не любит посещать ленивых». Через десять лет в своем интервью в связи с 60-летием вуза, вспомнив это свое прежде «вычеканенное» положение, ставшее основополагающим для Института молодежи, он сказал: «Она, как и положено формуле, вбирала в себя и точно выражала имеющиеся у меня многочисленные суждения о стратегии развития вуза… Это была интегральная, универсальная формула успеха, содержащая в себе «дерево целей», из которой вырастал проект будущего, совершенно нового вуза».

Проанализировав деятельность руководимого И. М. Ильинским с 1994 г. вуза, можно констатировать, что он стал если не «островком совершенства», то, по крайней мере, весьма продвинутым, инновационным и успешным университетом, способным конкурировать по качественным параметрам с ведущими гуманитарными вузами и факультетами как в России, так и в Европе. Действительно, за 12 лет количество студентов увеличилось почти в 15 раз, аспирантов — почти в 6 раз, специальностей — в 2,5 раза, преподавателей — почти в 4 раза, а зарплата преподавателей в среднем стала больше за это время в 8 раз в долларовом эквиваленте и в полтора раза превышает среднемесячную зарплату преподавателей вузов Москвы. Сегодня в университете докторов наук, профессоров более 150 человек. Это столько, сколько в 1994 г. было всех преподавателей. Но главное — перманентно наращивается количество и качество образовательных услуг. Все это стало результатом стратегии выживания вуза через развитие, выработанной с учетом реалий конца XX — начала XXI века, возможностей и потребностей вуза и потребителей его услуг, современных парадигм образования. Эту стратегию выживания И. М. Ильинский назвал «гибридной», и особенность ее в том, что в ней используется сложная комбинация из возможных адаптивных стратегий. Московскому гуманитарному университету удалось совместить «ориентацию на максимальное качество», перманентное его наращивание с достижением финансового благополучия; диверсификацию и изменения масштабов деятельности (экстенсивные характеристики), с интенсификацией всех научных, образовательных, воспитательных, организационно-хозяйственных, финансовых процессов в вузе. Главный ее результат в том, что Московский гуманитарный университет добился заметных и широко признанных успехов, отмеченных множеством наград, получил международное признание, став современным, инновационным, стабильным, устойчивым, продуктивным вузом.

В одном из своих интервью в 2004 г. И. М. Ильинский сказал: «Мы добились успехов потому, что изначально правильно определили стратегические цели и задачи. Умирающий вуз заявил, что в скором времени станет элитным, то есть дающим качественное образование; что в скором времени будет одним из лучших вузов всей системы отечественного образования, войдет в разряд его ведущей группы, станет известным в стране и в мире; что в скором будущем станет лидером негосударственного высшего профессионального образования в России. Мы добились успехов благодаря тому, что наш вуз — структура новаторская, инновационная… Мы служим высшим государственным и общественным целям и видим в этом свою миссию». Опыт этого университета на основе стратегии, разработанной его ректором И. М. Ильинским, может помочь в модернизации и других вузов.

Если взять отдельные слова, используемые И. М. Ильинским в разработке новой парадигмы образования и стратегии развития вуза, то они далеко не новы, а используются в отдельности, в полном или не-полном сочетании многими теоретиками и практиками в области образования. И действительно, кто из специалистов в этой области не говорит сегодня о парадигмах, стратегии, модернизации, качестве, конкурентоспособности, содержании, непрерывности образования и т. д. Произносится много правильных слов. Но чаще всего большинство ограничивается словами без глубокого раскрытия их смысла и увязки этих смыслов с общим контекстом образования, в том числе его практикой. Секрет успеха И. М. Ильинского как в теоретических изысканиях, так и в практике руководства вузом, выведенного им из разваливающегося в элитные, в умении использовать эти слова, наполнять их новым содержанием, измысливать формулировки, мобилизующие высшее образовательное учреждение на устойчивое, опережающее развитие, достижение большого и общезначимого успеха. Это как с буквами алфавита или музыкальными нотами: используются они всеми, а результаты разные. Одни с их помощью сочиняют значимые или даже великие литературные и музыкальные произведения, а другие — корявые слова и какофонии. В Московском гуманитарном университете под руководством Игоря Михайловича Ильинского создается произведение — успешный, элитный вуз, все более отвечающий требованиям XXI века. Миссия образования спасительна для общества, миссия университетов — быть во главе образования, миссия Московского гуманитарного университета — возвысить негосударственное высшее образование России до образцов мирового частного образования, лидерами которого являются Кембридж, Оксфорд, Итон из Великобритании, Гарвардский, Принстонский, Стэндфордский, Чикагский, Йельский университеты США. Миссия профессора И. М. Ильинского — спасительна для Московского гуманитарного университета, который выжил и устойчиво, инновационно развивается благодаря правильно выбранной, сформулированной и постоянно уточняемой ректором стратегии, ее настойчивой, сознательно направляемой реализации командой менеджеров, преподавателей, сотрудников, студентов на основе нарастающего понимания, сотрудничества, творчества, обеспечивающих устойчивость, самоорганизацию и самосовершенствование, саморазвитие вуза в парадигме синергетического видения.

*  *  *

Игорю Михайловичу Ильинскому исполняется 70 лет. Его имя для его коллег по работе стало символом нарождающегося Нового Просвещения. Как когда-то жажда познания, идеалы истинной науки, страсть к образованию молодежи рождали в светлых умах эпохи неистребимое желание совершать деяния во славу Нового Человека, так и профессор Ильинский сегодня в одном отдельно взятом российском вузе строит грандиозную систему высшего образования для XXI века.

Ректор-мыслитель, ректор-организатор, ректор-хозяйственник, ректор-политик, ректор-трибун… Мы видим профессора Ильинского в единстве его многообразных талантов. Он социальный философ и поэт, концептуалист в науке и руководитель крупных эмпирических исследований. Ильинский — масштабная личность. Иными словами, его нет необходимости с кем-нибудь сравнивать, хотя бы и с великими. Он сам — масштаб для сравнений.



[1] Мамардашвили М. К. Эстетика мышления. М., 2001. С. 244.

[2] Ильинский И. М. Формула успеха. М., 2005. С. 14.

[3] См.: Ильинский И. М. Образовательная революция. М.: Изд-во Моск. гуманит.-социальн. академии, 2002. 

[4] Ильинский И. М. Образовательная революция. С. 174.

[5] См.: Кумбс Ф. Кризис образования в современном мире: Пер. с англ. М., 1970.

[6] Ильинский И. М. Образовательная революция. С. 173–174.

[7] Там же. С. 175.

[8] Там же. С. 177.

[9] И. М. Ильинский. Образовательная революция. С. 333.

[10] Там же. С. 227.

[11] Там же. С. 153.

[12] Там же. С. 144.

[13] Там же. С. 223.

[14] Там же. С. 169.

[15] Там же. С. 154.

[16] Там же. С. 37.

[17] Там же. С. 239.

[18] Там же. С. 240.

[19] Там же. С. 323.

[20] Там же. С. 276.

[21] Там же. С. 246.

[22] См.: Ильинский И. М. Негосударственные вузы России: опыт самоидентификации. М., 2004.

[23] См.: там же. С. 47.

[24] Там же. С. 299.

[25] См.: там же. С. 60–61.

[26] См.: там же. С. 143–149.

[27] Ильинский И. М. Путь к успеху. М., 2004. С. 29.

[28] Там же. С. 34.

[29] Там же. С. 382.

[30] Там же. С. 415.

[31] Там же. С. 408.

[32] Там же. С. 409.

[33] Там же. С. 450.

[34] Там же. С. 419.

[35] Там же. С. 421.

[36] Там же. С. 216.

[37] Там же. С. 271.

[38] Там же. С. 271–272.

[39] Там же. С. 446.

[40] Там же. С. 256.

[41] Там же. С. 346–347.

[42] Ильинский И. М. О новых мерах по развитию Московского гуманитарного университета. М., 2005. С. 11.

[43] Ильинский И. М. Путь к успеху. С. 343.

[44] Там же. С. 344.

[45] Там же. С. 477.



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

  "Знание. Понимание. Умение" № 3 2017
Вышел  в свет
№3 журнала за 2017 г.







Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»