Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Гуманитарное знание в XXI веке  / Новое в гуманитарных науках

Намлинская О. О. Русская национальная идентичность в молодежной среде

Проблема соотношения национального самосознания и национальной идентичности. На протяжении последних десятилетий во всем мире все больше возрастает интерес к концепциям идентификации и идентичности. По мнению З. Баумана, «“идентичность” становится призмой, через которую рассматриваются, оцениваются и изучаются многие важные черты современной жизни»[1]. В данном случае речь пойдет о русской национальной идентичности.

Нынешние социально-политические и экономические трансформации в России вновь послужили катализатором возникновения «национального вопроса» на всех уровнях общественной жизни. За последнее время произошел бурный рост национального самосознания у русского и нерусского населения, что выражается, прежде всего, в требованиях национально-культурной автономии, а также в существенном изменении характера межэтнического взаимодействия. Актуализация национального и религиозного сознания, новые политические реалии, модернизационные процессы в обществе явились мощными факторами воздействия и на молодежные слои. Ситуация становится все более критической.

Но кто такие «русские»? Что лежит в основе причисления себя к этнической общности «русские» и соотнесения с нею? Это происхождение (этническая принадлежность родителей) или психологическая мотивация («я русский, потому что чувствую себя русским»)? Какие признаки молодежь считает объединяющими людей, которые причисляют себя к русским, и чем они отличаются от представителей других групп? Можно ли говорить о том, что среди молодежи России распространяются такие явления, как национализм и национальная неприязнь? На эти и другие вопросы мы попытаемся ответить, проанализировав данные исследования, целью которого является выявление особенности национальной самоидентификации молодых русских в России.

Однако прежде чем перейти к характеристике исследования, представляется важным обратить внимание на трактовки категорий «этнос», «этничность», «нация» и др., без освещения которых невозможен полноценный процесс научного осмысления проблемы национальной идентичности.

Дискуссия вокруг этничности стала развертываться с начала 1970-х годов. Обычно ее связывают с ситуацией в мире — распадом колониальной системы, образованием новых государств, обострением межэтнических отношений в самих индустриальных странах. Проблема этничности представлена в рамках объяснительных моделей в различных теориях, в том числе теориях социальных изменений, межгрупповых отношений, дискриминации, этнической идентичности, ассимиляции. Все эти теории принято сводить, как правило, к двум подходам к пониманию этнического феномена — примордиалистскому и конструктивистскому.

Примордиалистский подход представлен двумя направлениями: социобиологическим и эволюционно-историческим. Изучая принципы и механизмы зарождения этноса, представитель социобиологического направления Л. Н. Гумилев определял его как природный феномен, часть биосферы. По его мнению, язык, культура, религия, происхождение, государственность указывают лишь на факт этнических ограничений, но не являются непременным атрибутом феномена этноса[2]. Исследователь признает, по крайней мере, две отличительные черты этноса. Первый признак этноса — наличие определенного стереотипа поведения. Для Гумилева это особый поведенческий язык, который передается по наследству, но не генетически, а через механизм сигнальной наследственности, основанной на условном рефлексе, когда потомство путем подражания перенимает от родителей и сверстников поведенческие стереотипы, являющиеся одновременно адаптивными навыками[3]. Вторым признаком является противопоставление «своих» и «чужих» («мы» и «они»), данное членам этноса в рефлексии, которое служит индикатором для определения этнической принадлежности[4]. Гумилев не приемлет также существование самосознания и психологии как связующих элементов этнической общности и основы комплиментарности людей, так как в нормальном обществе взаимоотношения строятся на основе сознательного отношения друг к другу. Таким образом, ученый  первым в отечественной науке устраняет из определения этноса традиционные этнические свойства и исключает всякую возможность социальной интерпретации этноса. Для него это категория биохимическая, а источником развития является пассионарный толчок[5].

Наибольшее распространение получили представления об этносе, сформулированные Ю. В. Бромлеем и другими представителями эволюционно-исторического направления примордиалистского подхода. По их мнению, этносы — это не биологические сообщества, а социальные, глубинно связанные с социально-историческим контекстом. Это реально существующие группы с присущими им чертами — языком, культурой, идентичностью, отличающими их от других групп. Основываясь на данной теории, Ю. В. Бромлей ввел в научный оборот узкое и широкое понимание этнического самосознания: в узком понимании этническое самосознание интерпретируется как осознание принадлежности к этнической общности, ощущение внутригруппового единства в противопоставлении с другими окружающими его общностями; в широком понимании — оно означает еще и представления людей о культуре, языке, историческом прошлом своего народа, в том числе государственности, территории[6].

Следовательно, в теориях примордиалистского подхода этничность рассматривается как врожденное свойство человеческой идентичности, имеющее свою объективную основу либо в природе, либо в обществе[7].

В постсоветской модернистской этнологии, во многом опирающейся на положения западной антропологии, этнос, народ, национальность понимаются как результат целенаправленной деятельности сознания, своего рода «конструирование», которое осуществляется в практических (экономических, политических и т. п.) целях. С точки зрения представителей данной теории этническая идентичность есть конструирование «вообража­емых общностей», основанных на вере в то, что они связаны есте­ственными, и даже природными, узами[8]. По мнению автора данной теории В. А. Тишкова, этническая идентичность, как и этнос в целом, есть не какая-то «архетипическая структура, изначально встроенная в мироздание», а, прежде всего, процесс адаптации человеческих общностей к меняющимся условиям жизнедеятельности[9]. Вслед за В. А. Тишковым А. Г. Здравомыслов в своей релятивистской концепции утверждает, что различие между этносом и нацией не является существенным и, тем не менее, суть нации он сводит к самосознанию, формирующемуся в процессе постоянного общения по формуле «мы» — «они». Причем «мы» — это сообщество с единым языком, пространством общения, единством повседневной жизни, к которому принадлежит «я». «Они» — это все другие, от которых может исходить скрытая угроза[10].

В современный период масштабная дискуссия, развернувшаяся вокруг терминов «нация», «этнос», «национальность», «этничность», продолжается. Не будучи точно определены, они могут подвергаться различным интерпретациям. Примордиалистское направление по-прежнему занимает доминирующее положение. Но появляются и другие теории, в числе которых и такие, которые созданы на основе синтеза уже существующих концепций (З. В. Сикевич[11], М. О. Мнацаканян[12]).

В исследовании, которое представлено ниже, мы опираемся на теорию Ю. В. Бромлея, который выделяет такие элементы этнического самосознания, как национальная идентификация; представление об общности исторического прошлого народа; о территориальной общности («родной земле»); о государственной общности при определенных конкретно-исторических условиях. Самостоятельным элементом является осознанное отношение к материальным и духовным ценностям нации, ее достижениям, ориентациям на них[13]. Такой же позиции придерживается Ю. В. Арутюнян, который вместе с Л. М. Дробижевой и А. А. Сусоколовым добавляет к данному подходу еще и «социальный» источник национального самосознания, который представлен социальной позицией и социальными интересами этноса[14].

Таким образом, этническое самосознание есть понятие более широкого плана, представленное более широкой идентификацией, включающей в себя кроме собственно этнической и другие формы идентификации, соответствующие актуально существующим объектам полиформной этнической реальности: территориальной, культурной, языковой, религиозной, обрядовой, расовой, антропологической, психологической и др.[15] К параметрам этнического развития общности относятся расово-биологический (родовые корни), климато-географический (историческая территория) и социокультурный (история своего народа, этнические символы культуры и религии и др.), которые в свою очередь являются этноидентификационными маркерами[16].

Русская национальная идентичность глазами молодежи. «Что значит быть русским сегодня?» — так была сформулирована тема публичного конкурса сочинений старшеклассников, проведен­ного в марте-июле 2003 г. в России. Учредителями конкурса выступили Комитет по культуре и туриз­му Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Федеральная русская национально-культурная автоно­мия России, Лига защиты национального достояния, Русский интел­лектуальный клуб, Русский клуб искусства и культуры, «Националь­ная газета», Региональный общественный фонд содействия русской культуре «Русский фонд». Нетрудно заметить, что это организации и люди разные, по-разно­му понимающие русский национальный характер и русскую идею, проблемы межнациональных отношений, по-разному ставящие Русский вопрос и отвечающие на него. Вряд ли могут быть сомне­ния в том, что каждая из этих организаций, их лидеры и идеологи да­леко не во всем совпадали в понимании темы конкурса и того, что он может выявить. Учредители конкурса полагали, что данное мероприятие «позволит выяснить представления нового поколения, выросшего в постсоветских условиях, о Родине и судьбе русского народа, отразит степень влияния популярной массовой культуры на сознание общества».

На конкурс было прислано 565 писем, содержащих эссе юных авторов.

Как известно из теории развития личности Э. Эриксона, идентичность «Я» у человека формируется в 18–20-летнем возрасте. Человек достигает того уровня развития, когда уже знает, кто он, что из себя представляет, к каким группам принадлежит, к чему стремится и т. п. Если личная определенность у индивида развита, облегчается его переход к зрелости[17]. Поэтому, видимо, не зря учредителями были заданы возрастные рамки участников: не меньше чем 15 лет и не больше 20-ти. И действительно, основная масса авторов соответствуют данному требованию. Впрочем, тема сочинения нашла отклик и у представителей других возрастных категорий: младше 15 лет (4,7%) и старше 20 лет (1,9%). Здесь следует отметить, что в данный возрастной период идентификация личности идет на разных уровнях социума, начиная с семьи, других малых социальных групп и заканчивая обществом, этносом. Характер же идентичности различен. Если в семье она возникает на базе глубокой эмоциональной связи, то в социальных организациях (школа, вузы) ее формирование в главных своих чертах предопределено уровнем групповой сплоченности и внутригруппового контроля, с одной стороны, и безличными правилами организации, с другой.

Некоторые другие характеристики авторов сочинений выглядят следующим образом. Лишь 19,4% от общего количества сочинений юноши, 80,6% — девушки. Широка география присланных сочинений, так как из 89 субъектов Российской Федерации на конкурсе представлены 59. Больше всего авторов из Центрального федерального округа (22,5% присланных работ) и Приволжского федерального округа (21,0%). Далее следуют Сибирский (18,1%), Южный (13,4%), Уральский (11,2%), Северо-западный (10,1%), Дальневосточный (3,4 %) федеральные округа. Если картину представлять по субъектам Российской Федерации, можно сказать, что наибольшее количество работ пришли из Красноярского края (7,8%), Орловской (7%), Свердловской (5%) и Тюменской областей (5%), Краснодарского края (4,7%) и Новосибирской области (3,8%). Есть работы из Чеченской Республики, из республик Бурятия, Алтай, Якутия, с Камчатки, из Магадана и т. д. Присылали сочинения школьники и из Литвы, Украины, Молдавии, Казахстана, Латвии (1,8%). Писали из глухих деревень и из крупнейших городов России. Объявления о конкурсе в основном размещались на сайтах организаторов в Интернете, а также были напечатаны в «Учительской газете». Поэтому большинство участников — городские жители (74,1%), тогда как из сел, аулов, станиц, поселков, хуторов и улусов всего 25,9 % участников. Меньше присланных работ из Москвы и Санкт-Петербурга (только 6,3 %).

            Почти при каждом письме по требованию учредителей конкурса были прикреплены ксерокопии свидетельств о рождении, что дает нам возможность говорить о национальности участников. Те, у кого оба родителя по национальности русские, почти две трети (63,3%). Немалое количество участников — представители 24-х других национальностей, и среди них больше половины тех, у кого мать русская, а отец другой национальности (57,8%).

Среди авторов сочинений — представителей других, кроме русской, национальности чаще всего встречаются украинцы (39,7% от числа этой группы), татары (20,4%) и мордва (12,0%). Белорусы, чуваши, немцы, башкиры составляли по 6,0% участников. Высказывали свое мнение по данному вопросу представители армянской нации (4,8%); удмурты(3,6%) и якуты (3,6%), коми (2,4%), казахи(2,4%), туркмены (2,4%), болгары (2,4%). По 1,2% представлены грузины, литовцы, чеченцы, марийцы, евреи, калмыки, алтайцы, молдаване, ногайцы и, что удивительно, ассирийцы. 4,8% составляют ребята, оба родителя которых нерусские: украинец — коми, башкир — немка, коми-премяк — украинка, казах — кореянка. Примечательно, что почти треть сочинений, авторы которых — представители других национальностей, присланы из Приволжского федерального округа, а это республики Татарстан, Мордовия, Чувашия, Удмуртия, Башкортостан, Оренбургская, Пермская, Кировская, Самарская, Пензенская области. Меньше всего затронула эта тема жителей других национальностей Южного федерального округа, куда входят субъекты РФ, такие как многонациональный Краснодарский и Ставропольский края, Волгоградская и Ростовская области.

Сам национальный состав авторов показателен для России. При объявлении темы, где однозначно выделена проблема русских, сочинения пишутся, наряду с русскими по национальности,  людьми, документально относимых к другим национальностям, но не считающим такую тему не своей. Здесь специфика многонациональности России проявляется особенно ярко: национальность, зафиксированная документом, часто корректируется национальной идентичностью.

Компонентами национальной идентичности, как подчеркивают исследователи этого вопроса, являются: самоидентификация (отнесение себя к этнической группе, государственной общности), представления о своей группе — «образ мы» и интересы, которые связывают эмоционально окрашенное отношение к таким образам с поведением людей и групп (регулятивная составляющая идентичности). В «образ мы» включаются автостереотипы — социально обусловленные схематически стандартные образы этнофора о своей этнической общности[18], которые формируются на основании соотнесения с гетеростереотипами (представлениями «о других»), а также представления о языке, территории проживания, историческом прошлом, государственности. Весь этот набор присутствует на групповом уровне самосознания (мифы, легенды, литература, произведения художественного творчества, выступления лидеров партий и т. д.)[19].

На индивидуальном уровне самосознания  молодые авторы сочинений идентифицируют себя в основном по языку («русский язык — самая большая ценность русского народа. Быть русским сегодня значит иметь главное — русский язык» Арина А., г. Красноярск). Но тут же отмечают серьезные проблемы в области сохранения чистоты русского языка:

«Променяв язык столь ценный,
Низким, тесным стал обмен.
Слов запас таким стал бедным,
Лучше был бы глух и нем» (Андрей М., Литва).

Далее следует общность исторической судьбы («Россия жива своими воспоминаниями, своим величественным прошлым. Только зная весь путь, пройденный родным народом, все испытания, ошибки, победы, можно построить будущее русской нации…» Елена О., Республика Коми).

Православие, вера в Бога признаются важными более чем для половины ребят («Вера в Бога дает силы» Максим Г., г. Самара; «Если человек живет вне религии, то его жизнь просто неполноценна…» Руслан К., г. Черкесск; «Вера в Бога, в торжество высшей нравственности придает мужество жить» Оксана З., Республика Калмыкия, г. Элиста).

Один из центров национальной идентичности в молодом поколении составляет русская культура. Ее понимание представлено в таких типичных высказываниях: «Только духовное может сейчас спасти русского человека. Постигая в комплексе литературу, историю, искусство, дорожа исконно русской культурой, можно считать себя в полной мере русским человеком сегодня» Оксана З., Республика Калмыкия; «Каждый из нас родился в России и с молоком матери впитал в себя традиции и обычаи ее народов» Гузель К., Республика Татарстан; «Русский человек испытывает уважение к ремеслам, бересте, валенкам, расписным изделиям» Ирина О., Вологодская область; и т. п. В сочинениях отразилась преклонение пред великими людьми, прославившими свою страну, —  писателями, поэтами, скульпторами.

Сильны мотивы любви к природе. Быть русским сегодня значит любить свою землю, «ее богатства, недра, природные ресурсы, бережно относится к природе», «не превращать Россию в полигон для западных отходов» (Тарас Л., Республика Татарстан).

Национальный характер русских: трактовка молодежи. С системой стереотипов связан такой феномен этничности, как национальный характер — совокупность специфических психологических черт, которые проявляются в способе поведения, образе мыслей, складе ума. Каким же видится участникам конкурса национальный характер «идеального русского человека»? За образец мы взяли классификацию, сделанную З. И. Сикевич[20].

Положительные черты русского человека, какими они выявлены в сочинениях путем контент-анализа, составляют следующие группы  (качества расположены по мере убывания количества ответов).

Общий стиль поведения: доброта, простодушие, прямота (бесхитростность). Общий стиль деятельности: трудолюбие, выносливость, работоспособность, изобретательность.

Отношение к людям: отзывчивость (милосердие, великодушие, внимание к людям, сочувствие, сострадание); взаимопомощь, взаимовыручка; гостеприимство; бескорыстие; добродушие; душевность, сердечность.

Отношение к себе: гордость, уверенность в себе, достоинство, честь, совестливость, честолюбие.

Качества воли: уравновешенность, выдержка, сдержанность, сила воли; отвага, смелость, храбрость, мужество; терпение; стойкость, упорство, твердость.

Качества ума: талантливость; ум; смекалка, любознательность.

Эмоциональные качества: чувствительность (мечтательность); чувство юмора; печальность.

Социальные характеристики: патриотизм; интернационализм; коллективизм; преданность высоким нравственным идеалам; национальная гордость.

Интегральные характеристики: широта души, гуманность, вера в сильную личность, непредсказуемость.

Портрет русского человека получается почти целиком положительным, так как отрицательные черты представлены очень слабо. На первом месте нерешительность, мягкотелость, покорность. Затем следует пьянство. Равнодушие (безразличие) удивительным образом контрастирует с самым популярным положительным качеством русского человека — отзывчивостью! Среди остальных качеств: безделье (лень), расточительность, самобичевание, неприхотливость, разухабистость, развязность, хамство; медлительность; эгоизм, глупость, алчность, прижимистость.

Считают себя патриотами около 90% молодежи — авторов сочинений. Но что для них значит быть патриотом? Для большинства — «любить свою страну», «работать на благо своей страны», «ради ее процветания». Реже в это понятие вкладывают смысл «защищать свою страну от нападок и обвинений». Но практически в каждом сочинении быть патриотом — значит стремиться к изменению положения дел в стране в лучшую сторону: «современная жизнь хороша и может быть еще лучше, но только за это надо бороться, а не впадать в отчаяние и цинизм… нужно работать и работать…» Светлана П., Чувашская Республика; «…русский человек не должен сидеть сложа руки и ждать, пока кто-то, ему поможет улучшить его жизнь…» Илона З., г. Анапа. Именно на свое поколение, на себя они возлагают надежды на возрождение России: «надо помнить, что мы будущее России…» Евгения М., Калужская обл., г. Людиново; «только грамотная, профессиональная молодежь, талантливая, высоконравственная, спасет Россию» Вера Я., Республика Башкортостан, г. Бирск; «потенциальные возможности у молодежи велики, и она должна справится со всеми задачами, возложенными на нее. Ярлыки, которые вешают на молодежь взрослые, устарели... В нас много хорошего!» Анна П., Республика Татарстан, г. Казань.

Что касается межнациональных отношений, то русские люди сегодня это «не только чистокровные русские, но и люди разных национальностей… среди которых украинцы и евреи, татары и представители других национальностей, которые знают русскую культуру, русский язык…» Оксана З., г. Элиста; «русский — это не национальность, это призвание. И грузин, и татарин, и казах, и армянин, проживающие в России и любящие эту землю, могут и будут всегда в душе считать себя русским людьми…» Лаура А., Кемеровская область. Практически большинство авторов сочинений считают, что Россия — многонациональная страна и нужно быть терпимым по отношению к другим народам.

Обратной стороной патриотизма является «мнимый патриотизм — очерняющий прошлое и настоящее своего народа… это национализм, ксенофобия» Оксана А., Новосибирская область;  «нельзя допускать пропаганды радикальных идей, которые возвышают одну нацию над другой…» Анна П., Республика Татарстан. Но есть работы, авторы которых считают, что «родившимся русскими не просто опасно ходить по Земле…предков, а смертельно опасно, ибо русскость стала нынче приговором, вынесенным силами Зла… Об этом пишут газеты, журналы, об этом вещает радио….которые настойчиво вдалбливают в головы молодых: русским конец!» Ирина С., Московская область. О роли СМИ и влиянии Запада много написано в сочинениях: «Следует поменьше равняться на Запад, на его ценности, где главное деньги» Тарас Л., с. Шуган; «…вместе с хорошими образцами мы перенимаем у Запада плохое», «Телевидение — сплошное насилие, наркотики, оружие. Дети учат рекламные слоганы» Анна П., Республика Татарстан, г. Казань; «агрессивное  наступление голубого экрана» Вера Я., г. Бирск. Но тут же замечают: «сложным вопросом является: формируем ли мы содержание статей, репортажей СМИ, или наоборот, они нам что-то навязывают, заставляя изменить себя… СМИ в первую очередь ориентируются на наши национальные особенности, вместе с тем они настойчиво обращают внимание русских на европейские мерки и стандарты» Дарья С., Республика Адыгея, г. Майкоп. Как видно из сочинений СМИ, Запад играют большую роль в формировании национальной идентичности молодых русских. Но ребята не дают данному явлению ни одной положительной оценки.

Молодежь России, как свидетельствует анализ сочинений, присланных на конкурс, не потеряла оптимизм, веру в будущее. Она любит свою Родину Россию и верит, что Россия «станет цивилизованной, культурной державой, опирающейся на высокообразованных своих граждан, и мир узнает своих новых Достоевских, Толстых, Ломоносовых и Менделеевых. Настоящий русский и сегодня, и навечно…тот, кто болеет болью своей Родины и здоров ее процветанием. Без разницы, какой бы он ни был национальности, потому что Россия — наш общий дом» (Эльвира А., Пермская область).

Издание части сочинений, присланных на конкурс «Что значит быть русским сегодня?»[21], имело резонанс в политических, общественных, научных  кругах. Издание благословил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. И. М. Ильинский, один из организаторов конкурса и редактор этого издания, в своей вводной статье подчеркивает: «При всех различиях во взглядах, которые по Русскому вопросу существуют в нашем обществе и отразились в материалах конкурса, очень важно не потерять друг друга. Терпимость, культура диалога, умение слушать и слышать друг друга, не быть упертыми крайне важны. Если нам хватит на это ума и воли, то, в общем, мы можем кое-что сделать для самосохранения русского народа и, стало быть, для наших детей и внуков»[22].

*  *  *

 

В исследованиях последнего времени, где молодежь выступает объектом научного изучения, выявлены многие важные для становления теорий молодежи «нового поколения» позиции, сформулированы значимые для теоретического знания гипотезы.

Наряду с новыми направлениями поиска есть смысл вернуться и к ряду давно поставленных в теориях молодежи проблем. Многие мифы о молодежи возникли именно в среде исследователей, занимающихся только самой этой группой, а точнее — ее отдельными подгруппами. Из социологических исследований эти мифы перешли в средства массовой информации и стали фактом общественной жизни.

В этой связи в следующей главе мы рассмотрим некоторые аспекты проблемы поколений, имеющей особое значение для анализа молодежных проблем и осмысления молодежи как объекта научных исследований.

 



[1] Бауман З. Индивидуализированное общество. М., 2002. С.  176.

[2] См.: Гумилев Л. Н. Этносфера: история людей и история природы. М., 2002. С. 225.

[3] См.: Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1989.

[4] См.: Гумилев Л. Н. От Руси к России. М., 1992.

[5] См.: Арутюнян Ю. В., Дробижева Л. М., Сусоколов А. А. Этносоциология. М., 1999.

[6] См.: Бромлей Ю. В. Очерки теории этноса. М., 1983.

[7] См.: Винер Б. Е. Этничность: в поисках парадигмы изучения // Этнографическое обозрение. 1998. №4. С. 14.

[8] См.: Тишков В. А. О феномене этничности: Доклад, прочитанный на общем собрании Института этнологии и антропологии РАН. М., 1997.

[9] См.: Тишков В. А. О феномене этничности // Этнографическое обозрение. 1997. №3. С. 3–21.

[10] См.: Здравомыслов А. Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. М., 1999. С. 15.

[11] См.: Сикевич З. В. Национальное самосознание русских. М., 1996.

[12] См.: Мнацаканян М. О. Нации и национализм. М., 2004.

[13] См.: Бромлей Ю. В. Указ. соч. С. 176.

[14] См.: Русские: этносоциологические очерки / Под ред. Ю. В. Арутюняна. М., 1992. С. 370.

[15] См.: Хотинец В. Ю. Этническое самосознание. СПб., 2000.

[16] См.: Бромлей Ю. В. Указ. соч.

[17] См.: Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. Пер. с англ. М., 1996. С. 28.

[18] См.: Сикевич З. В. Указ. соч. С. 96.

[19] См.: Дробижева Л. М. Российская и этническая идентичность: противостояние или совместимость // Россия реформирующаяся. М., 2002. С. 213–244.

[20] См.: Сикевич З. В. Указ. соч. С.  108–109.

[21] См.: Что значит быть русским сегодня? Сочинения старшеклассников – участников конкурса, проведенного в марте–июле 2003 г. / Под ред. И. М. Ильинского. М., 2005.

[22] Ильинский И. М. Юность русского народа // Там же. С.12.




в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

  "Знание. Понимание. Умение" № 3 2017
Вышел  в свет
№3 журнала за 2017 г.







Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»