Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Гуманитарное знание в XXI веке  / Новое в гуманитарных науках

Гневашева В. А. Особенности молодежного рынка труда в России

Молодежная безработица: ситуация в мире. Для положения молодежи на рынке труда уровень безработицы выступает основным индикатором. Влияние безработицы на молодежь и в экономическом, и в широком социальном аспектах было обстоятельно показано в первых государственных докладах о положении молодежи в Российской Федерации, подготовленных под руководством И. М. Ильинского. В этом ключе рассматривается проблема и в последующих государственных докладах, а также в исследованиях по проблемам труда молодежи.

Мы рассмотрим некоторые особенности молодежного рынка труда прежде всего под обозначенным углом зрения. Для этого проблему безработицы среди российской молодежи следует поставить в мировой контекст.

Высокий уровень безработицы среди молодежи сегодня является неоспоримым фактом. Общепризнанно и то, что борьба с молодежной безработицей, порождающей социальную незащищенность и ощущение отверженности, могла бы внести значительный вклад в развитие мировой экономики. По материалам МОТ, сокращение уровня безработицы среди молодежи вдвое обеспечило бы прирост мирового ВВП. Более того, те, кто успешно начал трудовую жизнь, имеют меньший риск длительной безработицы в будущем. «Мы во многом впустую растрачиваем энергию и талант молодого поколения — наиболее образованного за всю историю человечества, — заявил Генеральный директор МОТ Хуан Сомавия. — Расширение возможностей молодых людей в поиске и сохранении достойной занятости жизненно важно для достижения Целей тысячелетия, сформулированных ООН»[1].

По данным Международной организации труда (МОТ), половина безработных в мире — люди в возрасте до 24 лет. За последнее десятилетие уровень безработицы среди молодежи резко возрос и достиг рекордного уровня в 88 млн. человек. Исследование специалистов Департамента стратегии занятости МОТ «Мировые тенденции занятости среди молодежи в 2004 году»[2] показало, что на долю молодых людей, составляющих 25% трудоспособного населения (от 15 до 64 лет), в 2003 г. приходилось 47% из 186 млн. безработных во всем мире.

Однако проблема далеко не ограничивается высоким уровнем безработицы среди молодежи. Из 550 млн. «работающих бедных» во всем мире (т. е. тех, кто работает, но не может вывести себя и свою семью, за черту бедности, которая составляет 1 долл. США в день) 130 млн. — молодые люди. Пытаясь выжить, они зачастую трудятся в неудовлетворительных условиях в неформальной экономике.

Борьба с молодежной безработицей, порождающей социальную незащищенность и ощущение отверженности, могла бы внести значительный вклад в развитие мировой экономики. По расчетам МОТ, сокращение вдвое уровня безработицы среди молодежи обеспечило бы прирост мирового ВВП по меньшей мере на 2,2 трлн. долл., что равняется 4% мирового ВВП в 2003 г. Более того, те, кто успешно начал трудовую жизнь, имеют меньший риск длительной безработицы в будущем.

Рост безработицы в мире негативно сказался на положении молодых людей, особенно молодых женщин. Те, кому удается найти работу, зачастую вынуждены трудиться сверхурочно, на основе краткосрочных или неофициальных контрактов, низкой заработной платы, в условиях недостаточной социальной защиты.

Наиболее высокий уровень молодежной безработицы зарегистрирован в странах Ближнего Востока и Северной Африки (25,6%), за ними следуют государства Африки южнее Сахары (21%), страны с переходной экономикой (18,6%), государства Латинской Америки и Карибского бассейна (16,6%), Юго-Восточной Азии (16,4%), Южной Азии (7%). Сокращение безработицы среди молодежи с  15,4% в 1993 г. до 13,4% в 2003 г. отмечено лишь в группе стран с развитой экономикой[3].

Рост численности молодых людей все более опережает возможности стран обеспечить их работой. В то время как общая численность молодежи за последние десять лет выросла на 10,5% (до 1,1 млрд. в 2003 г.), занятость в этой группе населения увеличилась лишь на 0,2% (526 млн. новых рабочих мест). Такой разрыв можно лишь отчасти объяснить желанием молодых людей продолжить свое образование.

Кроме того, молодым людям найти работу труднее, чем взрослым: по данным доклада МОТ, безработица среди молодежи в мире в 2003 г. была в 3,5 раза выше, чем среди взрослого населения. Между уровнем молодежной и взрослой безработицы существует корреляция, однако в период экономического спада молодежная безработица, как правило, растет более высокими темпами.

Сложное по сравнению с другими социальными группами положение молодежи еще более наглядно проявляется в развивающихся странах, где молодые люди составляют намного большую долю в общей численности рабочей силы, чем в промышленно развитых странах. 85% молодых людей в мире живут в развивающихся странах, где шанс стать безработными у них в 3,8 раза выше, чем у взрослых (в развитых странах — в 2,3 раза).

За последнее десятилетие экономическая активность молодежи сократилась почти на 4%. Отчасти это происходит из-за желания молодых людей продолжить образование, но причина и в том, что многие юноши и девушки настолько разочаровываются в поисках работы, что просто выходят из состава рабочей силы. Наиболее высокий уровень экономической активности был зарегистрирован в Восточной Азии (73,2%), государствах Африки южнее Сахары (65,4%), а наиболее низкий — в странах Ближнего Востока и Северной Африки (39,7%).

Молодые люди сталкиваются с дискриминацией по возрасту, полу и социально-экономическому положению. В большинстве стран представители доминирующих этнических групп занимают более выгодное положение на рынке труда, а молодые люди из семей с более низким уровнем дохода в большей степени рискуют стать безработными.

В развивающихся регионах, где молодежь составляет самую большую долю населения работоспособного возраста, судьба юношей и девушек, вступающих на рынок труда, будет зависеть от темпов экономического роста и от развития сферы занятости. В развитых странах, где, по прогнозам, доля молодого населения будет сокращаться, такая демографическая тенденция, по всей видимости, приведет к сокращению молодежной безработицы.

Оценки экономической активности молодежи России. Современный  молодежный рынок труда России как часть мирового характеризуется  увеличивающимся разрывом между трудовыми притязаниями молодых и возможностями их удовлетворения. Поскольку молодежь, как правило, не имеет практического опыта трудовой деятельности (либо он недостаточен), ее высокие требования к оплате труда делают проблематичным поиск подходящей работы. Отсутствие соответствующего стажа часто становится препятствием при заполнении вакансий, так как руководители предприятий и организаций предпочитают нанимать специалистов, имеющих достаточный опыт работы. Неполное использование трудового потенциала молодежи — негативное явление, поскольку замедляется процесс обновления рабочей силы и ротация кадров особенно в тех отраслях, работа в которых для молодых людей не привлекательна. А растрата их трудового потенциала сегодня — это потеря качества рабочей силы в ближайшем будущем.

По данным Госкомстата России[4], уровень экономической активности молодежи в возрасти до 20 лет составил к ноябрю 2003 г. 15,2%, что значительно ниже, чем в других возрастных группах и практически сопоставимо с группой людей в возрасте от 60 до 72 лет, для которых данный показатель равен 17%.  При этом занятых из группы до 20 лет всего 1,9%, и статистика показывает практически равнозначную по количественным показателям занятость юношей и девушек. Из 1310 тыс. занятых молодых людей в возрасте до 20 лет 64,3% имеют основное общее либо среднее (полное) общее образование и всего 0,03% — неполное высшее профессиональное. Данное распределение является прямым доказательством тому, что молодые люди, устраивающиеся на работу до достижения ими 20-летнего возраста, как правило, не ставят себе целью получение высшего образования, что в конечном итоге приведет к сокращению человеческого капитала.

Приоритетными отраслями экономики для занятых молодых людей в возрасте до 20 лет являются: оптовая и розничная торговля, общественное питание (21,5%); управление (20%); промышленность (17,4%). Уровень безработицы молодежи в возрастной группе до 20 лет составляет 29,8%, что значительно выше, чем в любой другой возрастной группе, причем безработице среди молодежи больше подвержены молодые женщины. Необходимо учесть, что безработными, по определению МОТ, считаются люди, способные работать, готовые работать и активно ищущие работу в последние четыре недели. В общую структуру безработицы по всем возрастным группам молодежная группа вносит 9,7%.  Продолжительность поиска работы среди молодежи в группе до 20 лет составляет 1–6 месяцев. Показатель времени поиска работы является достаточно важным в определении качественных и количественных характеристик рынка труда. Эмпирические исследования показывают, что после шести месяцев поиска шансы трудоустройства резко падают, так как человек постепенно утрачивает квалификацию и навыки, а главное — веру в успех и энтузиазм. Наниматели тоже обычно с опаской относятся к соискателям с большим перерывом в трудовом стаже. К тому же длительная безработица, как доказали многочисленные исследования, разрушает личность и приводит к серьезным социальным проблемам, даже если официальный процент безработных невысок.

Сегодня все еще несовершенна законодательная и нормативная база, регламентирующая занятость подростков: имеется ряд противоречий, нечеткое регулирование трудовых отношений, что порождает проблемные ситуации. Так, согласно Закону РФ «Об образовании» (ст. 19) учащийся, достигший 15 лет, может оставить школу до получения им основного общего образования. По трудовому кодексу (ст. 63) возраст включения гражданина России в трудовую деятельность достигает 15, в некоторых случаях 14 и даже 13 лет. Но если до достижения 16 лет их уволят, то по Закону РФ «О занятости населения РФ» (ст. 3) безработными они не признаются.

Молодежь, представляя социально уязвимую группу населения страны, сегодня нуждается в поддержке, в том числе и со стороны государства — гаранта ее прав и свобод как хозяйствующего субъекта, способного сформировать для нее правомочный, справедливый и такой необходимый рынок труда.

Отдельно следует обозначить проблему несовершеннолетних безработных. Согласно исследованиям, они характеризуются, прежде всего, низким уровнем информированности о состоянии рынка труда, возможностях профессионального обучения; незнанием основ трудового законодательства; неготовностью к самостоятельным действиям на рынке труда; низкой инициативой при решении вопросов трудоустройства; отсутствием опыта работы, профессии (специальности). Среди наиболее драматичных, обладающих деградационным социальным эффектом в рамках развития общества характеристик следует отметить отсутствие общего среднего образования у многих несовершеннолетних безработных, причиной чему, во-первых, является имеющаяся у администраций школ, согласно Закону РФ «Об образовании», возможность избавляться от «трудных подростков» и,  во-вторых, отсутствие желания у части школьников продолжать образование. Наблюдается резкое увеличение числа детей, не включенных в обучение или прекративших его до достижения 15 лет. Поэтому отмена всеобщего, «принудительного», среднего образования поставила определенную часть подростков, не желающих продолжать учиться и оказавшихся на рынке труда до достижения трудоспособного возраста, в очень сложные условия включения в трудовую деятельность.

Специфика трудовой деятельности безнадзорных детей. Проблема безнадзорности и беспризорности детей, ставшая одной из наиболее острых для России в 1990-е годы, тесно связана с ситуацией на рынке труда и общей социально-экономической обстановкой.  Стремление детей самоопределиться толкает определенную часть из их на заведомо опасный, но более приемлемый в плане получения дохода путь. В настоящее время в России существенно различаются экспертные оценки масштабов безнадзорности и беспризорности детей: максимальная оценка — 2–5 млн., минимальная — 100–500 тыс. детей. В то же время, несмотря на предпринимаемые усилия по решению данной проблемы с привлечением немалых государственных ресурсов,  результаты нельзя пока признать удовлетворительными. Число беспризорных и безнадзорных детей, находящихся в социально опасном положении и доставленных в органы МВД, в 2005 г. превысило 1 млн. 140 тыс. человек. 10 лет назад их было в два раза меньше. Около трети таких подростков были выявлены на объектах транспорта. Значительная часть из них — сбежали из дома или из государственных учреждений, в которых содержались и воспитывались. Не имея средств к существованию, такие дети изыскивают их доступными для себя способами, зачастую незаконными, пополняя ряды преступников. Среди доставленных: 310 тыс. — это подростки, не достигшие 13 лет, 45 тыс. оказались неграмотными.  96 тыс. несовершеннолетних стали жертвами преступных посягательств, почти 4 тыс. подростков погибли от рук преступников, больше 4 тыс. получили тяжелые увечья, около 24 тыс. несовершеннолетних числятся без вести пропавшими.

Особенности трудовой социализации «уличных детей». Московское бюро Международной Организации Труда провело в 2001 г. исследование «Положение работающих уличных детей в Москве». На основе оценок экспертов было, в частности, установлено, что общая численность работающих уличных детей в Москве колеблется в зависимости от сезона от 30 до 50 тыс. Это и бездомные дети, и дети, имеющие жилье и семью. Численность детей до 13 лет колеблется от 15 до 30 тыс., детей, занимающихся противоправной деятельностью, — от 3 до 10 тыс., детей до 18 лет, втянутых в занятия проституцией, — от 10 до 15 тыс. На вопрос исследователей, готовы ли они бросить работу на улице, если им будут предоставлены альтернативные условия, лишь 13% ответили утвердительно. Дети, утратившие связь с семьей, не хотят менять свой образ жизни. По мнению специалистов, эксплуатацию детского труда легче предупредить, чем бороться с ее последствиями[5].

Уличные дети заняты грязным, неквалифицированным трудом: моют машины, занимаются погрузкой–разгрузкой, торгуют на рынке. По оценкам на начало 2002 г., в Москве больше половины «уличных детей» (50–60%) не достигли 13 лет, в основном это мальчики (60–80%). Москвичей среди них немного (10–35%), основная часть — мигранты из Беларуси, Украины, Таджикистана и жители Подмосковья. Почти треть (до 30%) вовлечены в противоправную деятельность (воровство, торговля краденым, продажа наркотиков), еще примерно столько же занимаются проституцией и участвуют в съемках порнофильмов.

По данным социологических опросов, около половины детей работают для того, чтобы выжить или помочь родным деньгами или продуктами. Другая половина трудятся для того, чтобы иметь больше карманных денег и купить желаемую вещь. Им хочется быть такими же, как герои рекламных роликов и фильмов о красивой жизни[6].

Приобретение социального капитала путем вхождения в систему социальных связей, существующих на оптовых и розничных рынках, для «уличных детей» и подростков практически невозможно. Как показало исследование мелкооптовых рынков в Москве, проведенное фондом «Общественное мнение», для того чтобы получить относительно хорошо оплачиваемую работу и перспективы роста, человек должен либо иметь паспорт с московской пропиской (на случай возможного контроля), либо быть рекомендованным хозяину кем-то из его знакомых и родственников. Для детей, как и для взрослых маргиналов, доступны лишь случайные, плохо оплачиваемые работы.

В рамках программы Правительства Москвы для стабилизации ситуации с молодежью в округах города были созданы межрайонные центры «Дети улиц». Задача центров — увести неблагополучных детей с улицы, предупреждать невнимание взрослых, брошенность подростков и правонарушения в их среде. Но пока эта работа дает скромные результаты.

Изучение проблемы трудовой социализации молодежи Московским гуманитарным университетом. В 2004–2005 гг. Институтом гуманитарных исследований совместно с кафедрой социологии МосГУ было проведено исследование «Особенности трудовой  социализации подростков» с целью оценки трудовых предпочтений несовершеннолетних и выявления основных проблем их трудовой деятельности. Наблюдения проводились в Московском регионе для фиксации молодежного рынка труда в этом субъекте РФ. Для исследования были выбраны следующие территориальные объекты (типичные в смысле проблематики исследования): офис компании, супермаркет, кинотеатр, переход, вагон метро, близлежащие к метро районы, рынок, кафе, электричка, торговый центр, ресторан, железнодорожные станции, автозаправки и т. д. Условно разобьем приведенный перечень на более полные группы по уровню значимости в общей численности наблюдений и по роду деятельности с точки зрения экономической характеристики: метро, рынок, места официальной торговли и питания, офис компании. Тогда получаем следующее распределение (табл. 1):

Таблица 1. «Место»

место

Доля объектов (%)

метро

42,86

рынок

22,45

места официальной торговли и питания

30,6

офис компании

4,09

Всего

100

 

Деятельность наблюдаемых подростков в большей степени сосредоточена в районе Московского метрополитена (около 43%), а также в местах неофициальной и официальной торговли.

Представленный контингент наблюдаемых характеризуется следующей половой структурой: юношей — 54%, девушек — 46%.  По итогам наблюдения, в частности, установлено, что девушки склонны больше работать в группе сверстников либо со взрослыми нежели в одиночку (табл. 2), что не характерно для юношей. Такое гендерное различие в известной мере отражает занятия подростков, оказавшихся в ситуации нерегулируемого правом труда на улицах Москвы.

 

Таблица 2. Предпочтения социального характера работы

 

                                      Пол

       Подросток
       работает

     юноши, в % по столбцу

  девушки, в % по столбцу

1. один

50.00%

38.46%

2. в группе сверстников

28.13%

38.46%

3. вместе со взрослым

21.88%

23.08%

Всего

100.00%

100.00%

 

Из наблюдаемых в большей степени девушки заняты либо раздачей листовок, продукции фирм (36,4%), либо попрошайничеством (18,2%). Оба вида трудовой деятельности в силу своей  специфики возможны и являются более комфортными для девушек в группе. Для юношей (26,7%) предпочтительным занятием является торговля (они с большим желанием работают продавцами  чая, книг, фотопленки, овощей и т. д.). На последующих местах по приоритетности видов трудовой деятельности для юношей находятся: попрошайничество (13,3%) и игра на музыкальных инструментах (гармони), тоже отчасти вид попрошайничества. В рамках теории занятости такой вид попрошайничества мог бы носить название «пособие через работу». 

Из всех наблюдаемых около 50% — это дети школьного возраста (группа до 14 лет составляет 22,4% и группа 14–16-летних — 27,6%) и 50,0% молодые люди в возрасте 17–18 лет. Отсутствие всякого рода специальных, профессиональных знаний и навыков у детей  до 16 лет (53,3% из них на момент проведения исследования не учились) предполагает их работу попрошайками, разносчиками рекламной продукции, возможно, продавцами на рынках, что не может не оборачиваться отсутствием перспектив в будущей трудовой деятельности.

Около 50% опрошенных живут в Москве, более 20% — в другом городе и почти у 30% вопрос касательно их места жительства вызвал затруднения. Специфика их деятельности и соответствующий образ жизни накладывает свой отпечаток на внешний вид подростков.

При этом около 50% наблюдаемых зарабатывают более 4,5 тыс. руб. в месяц, что существенно выше прожиточного минимума, установленного для взрослого трудоспособного человека, заработок подростков практически не определен верхней границей, в ответах были цифры и в 18 тыс. и в 21 тыс. руб.  Достаточно сложно определить низкодоходный слой подростков ввиду того, что форма оплаты труда преимущественно  почасовая либо сдельная и оценка ее масштабов требует дополнительной информации относительно отработанного времени или проделанной работы, что не является постоянно определенным фактором для данной группы и носит случайный характер. Тем не менее, можно отметить, что 42% наблюдаемых работают в среднем 3–6 часов в день, 39%   8–12 часов.

В ходе анализа данных проведенного исследования сформировались определенные группы подростков по их трудовым предпочтениям, а также по половозрастным характеристикам. Рассмотрим некоторые из них.

Держатели таблички «Родители умерли, дайте, пожалуйста, на хлеб». Для этих детей характерен полный рабочий день, 9 из 12 человек, занятых в этом бизнесе, работают с 10 часов утра до 6 вечера. Лучшим местом для этого рода занятий является переход, вагон метро, как правило, эти дети работают в одиночку (68,4%), при этом зарабатывая от 150 до 400 руб. в день. Они не учатся, имеют родителей, которые преимущественно (60%) живут в другом городе, 88,9% из этих подростков них младше 14 лет.

Продавцы. Продавцы косметики, чая, книг, фотопленки, овощей также отрабатывают полный рабочий день. 10 из 11 занятых в этом бизнесе работают 8 часов в день, в основном на рынках (60%),  около 30% — в супермаркетах. В этом бизнесе заняты в основном юноши (72,7%). 27% — это подростки, относящиеся к возрастной группе 14–16 лет, 63,6% — к группе 17–18 лет.

Подработчики. Оформлением витрин, ремонтом компьютеров, расклейкой афиш подростки занимаются после 14 часов, что позволяет им в первой половине дня учиться. По половозрастной структуре эта группа представлена практически на 100% юношами в возрасте 17–18 лет. Подростки имеют достаточно стабильный заработок (в среднем не менее 4 тыс. руб. в месяц). 50% из них приехали из других городов, цель приезда — обучение.

Разносчики. Молодые люди, задействованные в этом роде трудовой деятельности, раздают листовки, продукцию предприятия преимущественно в период с 14 до 18 часов, хотя временные рамки можно представить более широким диапазоном: от 10 часов утра  до 8 вечера. График работы свободный, оплата сдельная. Как правило, деятельность осуществляется в переходах, около или в метро. В данном бизнесе задействованы преимущественно девушки (66,7%) в возрасте от 14 до 18 лет. Около 90% из них живут в Москве.

В ходе исследования был получен определенный перечень занятий, которые осваивают несовершеннолетние как первую ступень своей трудовой деятельности и проведено моделирование результатов с целью установить, насколько трудовые предпочтения подростка определяются его (ее) полом и возрастом.

Обработка данных проводилась с помощью стандартного пакета анализа статистических данных на ЭВМ. Первоначальная значимость зависимой переменной (Y — род деятельности) и объясняющих переменных (X1 — пол, X2 — возраст) определялась с помощью весовых коэффициентов.

Общий вид двухфакторной модели имеет вид:

Y= a0+a1X1+a2X2  (1)

В ходе оценки параметров получаем:

Y= — 0,00276+1,669X1+0,476098X2  (2)

где  a1>0, a2 >0.

Коэффициент детерминации R, характеризующий долю вариации зависимой переменной, обусловленной регрессией или изменчивостью объясняющей переменной, равен 0,9896. Данное значение коэффициента детерминации свидетельствует о том, что вариация исследования зависимой переменной Y на 98,96% объясняется изменчивостью включенных в модель объясняющих переменных: X1 (пол), X2 (возраст).

Уравнение множественной регрессии  (2) показывает, что вследствие положительных значений коэффициентов a1, a2 между объясняющими переменными и зависимой есть положительная прямая связь. Род деятельности определяется полом или возрастом несовершеннолетнего. Иначе говоря, подростки различного пола и возраста имеют различные предпочтения относительно трудовой деятельности и рода занятий. Причем в большей мере прямая положительная зависимость характерна для половых параметров.

Наличие связи между родом занятия, которое выбирает подросток, и его полом и возрастом очевидна. Значит ли это наличие дискриминации со стороны определенных структур работодателей, в частности в неформальном секторе экономики? По всей видимости, да. Спрос на определенные характеристики рабочей силы со стороны работодателей в конечном итоге является определяющей силой, формирующей предложение на молодежном рынке труда.

Однозначно можно сказать, что работа, к которой прибегают подростки  для зарабатывания денег на определенные нужды (в том числе и на существование в прямом смысле этого слова), не имеет для них какой-то значимости в плане обогащения своего человеческого капитала и ориентации на перспективы трудовой деятельности. Главное для них — результат, определенный доход, который некоторым необходим как единственно возможный источник средств к выживанию. С точки зрения простой модели развития человеческого капитала, опрошенные подростки в большинстве своем обладают высокой ставкой дисконтирования (что противоречит теоретическим представлениям о данной возрастной группе), они ценят сегодня как, может быть, наиболее значимый и реальный  данный момент их жизни. Перспективы будущего для молодых людей, включившихся в трудовую деятельность в возрасте до 18 лет, сегодня не играют существенной роли.

Исследование «Особенности трудовой социализации подростков» показало следующее[7]:

1. В условиях усугубления социальной поляризации российского общества, когда еще недостаточно отработаны механизмы преодоления и смягчения социального неравенства, набирает силу тенденция расширения масштабов труда подростков. Но этот процесс не может рассматриваться как однонаправленный, однородный. На практике действуют несколько стратегий трудовой социализации, из которых только некоторые соответствуют требованиям международно-правовой защиты ребенка в сфере труда. Социальные программы в области трудовой занятости подростков и молодежи  должны структурно учитывать социальное расслоение уже в этой возрастной группе и наличие разных социализационных траекторий.

2. Основными особенностями трудовой социализации подростков являются, с одной стороны, ее преждевременный характер (раннее включение детей в трудовую деятельность, раннее обретение ребенком социальной роли работника, эксплуатация детского труда и др.), с другой стороны, ее запаздывающий характер, связанный с тем, что определенная часть подростков из достаточно состоятельных семей остается в стороне от включения в трудовую деятельность, даже в домашний труд. Этим создаются предпосылки для конфликтности подростка во взаимоотношениях с работодателями на первом месте работы и их нежелании включаться в программы трудоустройства подростков.

3. Трансформация характера трудовой социализации подростков сопровождается изменением содержания этого процесса. Трудовая мотивация подростков, стремящихся к легальной занятости, в малой степени отражает интерес к предметной сфере деятельности и преимущественно ориентирована на высокий заработок. В силу этого в ожиданиях подростков от рабочего места возникают представления о том, что для них более всего подходят достаточно сложные виды трудовой деятельности, требующие высокой квалификации и предварительного обучения. В итоге формируется диссонанс ожиданий и реальных возможностей подростка. Этот диссонанс следует учитывать организаторам трудовой занятости подростков. Если для временных видов работы предложения могут быть не ориентированы на сложные виды труда, то постоянная занятость подростков возможна, если применяются их некоторые личностные компетенции, например, связанные с достаточно высоким уровнем владения компьютером и различными программными продуктами, другими техническими средствами, вошедшими в российское общество в последние годы (мобильные телефоны, цифровые фотоаппараты и видеокамеры и т. д.). Частью это могут быть формы семейной занятости.

4. Поиск работы подростками в значительной степени определяется необходимостью иметь карманные деньги (прежде всего как гарантию автономности в рамках родительской семьи), и эта группа должна рассматриваться организаторами труда подростков в другом контексте социальных проблем, нежели та, для которой заработок является основным средством для выживания. «Ярмарки вакансий» фактически связаны с мотивацией к труду по первой модели, что должно определять набор предлагаемых вакантных мест. В этой связи существенно, что изменения в сфере экономики в целом и в сфере производства в частности привели к падению престижа рабочих профессий из-за их невостребованности и низкой оплаты труда.

5. Предпринимаемые обществом и государством действия по обеспечению права ребенка на труд и предупреждению эксплуатации детского труда являются недостаточными. Существующие меры пока затрагивают незначительную часть этих проблем и в основном ориентированы на благополучную часть подростков, открытых к воспитательному воздействию. Тем не менее, у подростков часто нет необходимой информации о предпринимаемых в их защиту мерах и структурах, занимающихся трудоустройством подростков. Здесь, в частности, важно было бы изменить содержание социальной рекламы, пока строящейся вне ожиданий и приемлемой для подростков модели жизненного успеха.

6. Исследование показывает, что для российских условий актуальна рекомендация МОТ (Конвенция МОТ № 182), согласно которой деятельность государства по защите подростков как одной из социально уязвимых групп населения должна быть направлена на предотвращение выталкивания подростков на нелегальный и криминальный рынок труда. Для этого необходимы меры по обеспечению всеобуча и формирование системы непрерывного образования, создание территориальных баз данных по контингенту обучающихся не только в государственных, но и в негосударственных образовательных учреждениях. Из баз данных не должны выпадать прекратившие по любым причинам учебу, что означает доработку принципов формирования и использования АРМ «Всеобуч: ОУ» 1.2 в соответствии с основными образовательными и трудовыми траекториями подростков.

6. Проблема «детей улиц» должна быть осмыслена без ложного романтизма. Среда, в которой  происходит социализация этих детей, не имеет внутренних ресурсов для изменения их жизненных траекторий, которые преимущественно имеют криминальную перспективу. Следовательно, современная проблема «детей улиц», сегодня в основном скрытая от жителей крупных городов, через 5–10 лет станет явной угрозой безопасности жизни в них. Необходимо в свете этого обстоятельства кардинально пересмотреть смысл и формы работы с этими детьми. Вопрос не в увеличении финансовых вложений в социальные программы, а в нахождении эффективных способов изъятия «детей улиц» из криминализированной и маргинальной социальной среды. Опыт ВЧК в ликвидации беспризорности и практика и педагогическая концепция А. С. Макаренко нуждаются в новом прочтении.

7. Исследования проблемы трудовой занятости подростков, которые ведутся пока в режиме несогласованных между собой и фрагментарных срезов, целесообразно подчинить общим задачам социального проектирования и вести в режиме мониторинга. Учитывая, что в таких вопросах, как преодоление бездомности и беспризорности детей, налаживания законного и развивающего личность подростков трудоустройства, социальные проекты эффективны главным образом в среднесрочной перспективе (3–5 лет), мониторинг позволил бы не только фиксировать динамику процессов в среде подростков и молодежи, но и диагностировать трудовую социализацию подростков и выделить ее действительные проблемы, риски, показатели и критерии оценки.


[1] Global Employment Trends for Youth, 2004. Geneva: International Labor  Office, 2004. (www.ilo.ru)

[2] Ibid.

[3] По материалам: Global Employment Trends for Youth, 2004, International Labor  Office, Geneva, 2004.
[4] Российский статистический ежегодник / Госкомстат России. М., 2004. (www.gks.ru)

[5] См.: <Положение работающих уличных детей в Москве, 2001 год /Международное бюро труда. М., 2002 (Рабочий документ МОТ/ИПЕК).

[6]
Кто стоит за спиной «уличных детей»? // Российская газета. 2002. №91. Малое предприятие. Ежемесячный журнал. (); Бархатов Д. Е. Социальный статус работающих «уличных детей»: Автореф. дис… канд. социол. наук. М., 2004.

[7] Мы приводим выводы исследования, сделанные Вал. А. Луковым и опубликованные в кн.: Трудовая социализация подростков: По материалам социол. исследования: Кол. монография /Под общ. ред. А. И. Ковалевой, Вал. А. Лукова. М., 2005.



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

  "Знание. Понимание. Умение" № 3 2017
Вышел  в свет
№3 журнала за 2017 г.







Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»